%d1%8e%d1%80%d0%b8%d0%b9-%d0%bc%d0%b0%d0%b5%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9

Войны становятся все более интеллектуальными и переходят в виртуальную плоскость: благодаря современным радиоэлектронным устройствам можно вводить противника в заблуждение, отображать на чужих радарах десятки ложных целей, в которых легко теряются истинные, и наносить внезапные удары. Российские технологии радиоэлектронной борьбы (РЭБ) — одни из самых продвинутых в мире. Генеральный конструктор систем и средств РЭБ, заместитель гендиректора по НИОКР техники РЭБ концерна «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ) ЮРИЙ МАЕВСКИЙ рассказывает, насколько конкурентоспособны российские системы РЭБ.

BUSINESS GUIDE: Юрий Иванович, что такое системы радиоэлектронной борьбы, на всю ли военную технику они ставятся, в чем их важность для безопасности страны?

ЮРИЙ МАЕВСКИЙ: Средства радиоэлектронной борьбы могут размещаться на самой разной военной технике — самолетах, кораблях, танках и автомобилях. РЭБ используется для обнаружения электронных средств противника и для воздействия на них различными методами, в том числе электромагнитным излучением. Все это нужно для того, чтобы не дать возможность оппоненту получить своевременную и корректную информацию о реальной ситуации в определенной зоне ведения боевых действий.

Радиоэлектронная борьба охватывает все аспекты борьбы с локационными станциями, системами радиосвязи, навигации, оптико-электроники и гидроакустики. И под каждую систему делается свое специализированное и многофункциональное средство.

Современные войны и локальные конфликты становятся все сложнее и изощреннее с точки зрения режиссуры, организации. Как показали события на Ближнем Востоке и на Балканах, успех военных действий в значительной степени определяется еще до начала наземных операций. Сначала наносятся удары издалека — с помощью авиации, крылатых ракет, высокоточного оружия. Ликвидируются радары систем противовоздушной обороны, разрушаются основные и запасные командные пункты, нарушаются связь, снабжение. Обороняющаяся сторона предварительно оглушается и ослепляется, дезорганизуется — при определенных обстоятельствах наземная операция может даже не понадобиться. Все это достигается ценой минимальных потерь, только за счет применения современных эффективных образцов техники РЭБ.

BG: А если бы у Ирака были свои системы радиоэлектронной борьбы?

Ю. М.: Они у Ирака были. В общей сложности около 40% ракетно-авиационных ударов были нанесены по ложным объектам. Другой вопрос, что у американцев оказалось достаточно много оружия и силы были несопоставимыми.

BG: Насколько средства РЭБ востребованы в современном бою?

Ю. М.: Безусловно, это очень важно, поскольку все стремятся к ведению дистанционного боя, не входя в прямой контакт группировок. А для этого нужно получить информацию, обработать ее, выявить важные объекты, навести на них средства поражения и атаковать. При помощи систем РЭБ можно обмануть противника, закрыть помехами зону, где стоят объекты. Можно сымитировать ложный объект в информационно-боевом пространстве. Первая задача, которая стоит перед радиоэлектронными системами,— не дать возможность найти, вторая — не позволить передать информацию, третья — не дать доразведать, а четвертая — сорвать наведение средств поражения на конкретные цели.

Наибольшей эффективности радиоэлектронной борьбы можно достичь при комплексном подходе к мониторингу радиоэлектронных средств и систем противостоящей стороны и воздействию на них. Поэтому сейчас КРЭТ разрабатывает и создает комплексные и многофункциональные системы и средства РЭБ, которые решают несколько задач одновременно, в том числе обнаружения и подавления систем радиолокации и оптико-электроники, систем радиосвязи и радионавигации. Глобальная цель использования таких комплексов — это снижение собственных потерь и повышение потерь противника. К примеру, применение комплексов обороны, создаваемых КРЭТ, может повысить защищенность самолетов и вертолетов на 40-60%.

BG: Насколько быстро развиваются технологии в сфере радиоэлектронной борьбы, есть ли какой-то цикл обновления? К примеру, та техника, которая поставлялась на вооружение десять лет назад, уже имеет устаревшие системы РЭБ?

Ю. М.: Все одновременно нельзя перевооружить. Это очень дорогостоящие проекты. Указ президента четко определяет, что современной техники к 2020 году должно быть не менее 70%. И средств РЭБ это тоже касается.

Современная техника должна решать задачи по крайней мере на программный период. Если брать любые наши комплексы, по техзаданию они должны обеспечивать решение задач на 10-15 лет вперед с учетом капремонтов, обслуживания и т. д. Но это если говорить о жизненном цикле средства. Реальные же потребности определяются развитием систем противника — сама по себе РЭБ не существует в вакууме по стандартам и ТЗ, написанным на бумаге, и если есть понимание, что у противника появились новые радиоэлектронные средства, что они стали эффективнее, то и наши средства РЭБ должны соответствовать их уровню.

В наше время электронная компонентная база меняется в среднем раз в три-четыре года, и мы должны успевать за происходящим. Электроника развивается очень быстро. Поэтому сейчас мы практикуем новый подход, так называемые модульные схемы. Если раньше мы меняли всю платформу, которая должна была служить 15-25 лет, то теперь пытаемся сделать так, чтобы, не меняя всю платформу, заменять модули, отдельные блоки с новыми возможностями, которые будут соответствовать требованиям времени. Получается, что при модульном подходе можно модернизировать систему легко, частями, и оперативно по мере необходимости. Это такая же система, как с боевыми самолетами: в устаревших машинах меняются части, модернизируются системы — и самолет снова отвечает современным стандартам.

BG: Кто сейчас лидирует в мире по разработке и производству систем РЭБ и кто основной конкурент России?

Ю. М.: Россия является безусловным лидером в плане наземных комплексов радиоэлектронной борьбы. Однако в последнее время получены значительные результаты, особенно после организации концерна «Радиоэлектронные технологии», в области разработки и производства авиационных комплексов РЭБ, которые по ряду характеристик не уступают мировым аналогам.

У каждой страны есть свои комплексы, которые они выставляют на продажу. Но главным конкурентом для нас являются, конечно, страны НАТО. Они же держат в тонусе.

Сегодня мы сумели создать интегрированную структуру — КРЭТ, центр компетенций в разработке средств РЭБ, объединяющий предприятия на всех уровнях. У нас отличные производители деталей и узлов, прекрасные конструкторы. КРЭТ ведет разработки и производство авиационных, наземных и морских радиоэлектронных комплексов, а также систем военного и гражданского назначения. Очень важным шагом для нас было приобретение концерна «Авиаприборостроение», крупнейшего производителя авиационного БРЭО. Это позволило нам сильно повысить уровень наших модульных систем: авиаприборостроители активно применяют такие технологии в своей работе, а мы — в своей. Объединение с концерном «Авиаприборостроение» сильно облегчило нам работу, в том числе по комплектующим — в конечном счете мы используем во многом близкие наборы деталей, просто по-разному скомпонованные для разных задач. В интересах Минобороны мы уже поставляем на вооружение семь уникальных комплексов РЭБ, произведенных на предприятиях КРЭТ. Это такие комплексы, как, например, станция радиоэлектронной разведки и управления «Москва-1», комплекс помех «Красуха-4» и др.

BG: То есть радиоэлектронная борьба — это не закрытая тема и решения тоже поставляются на экспорт?

Ю. М.: В ряде случаев это все-таки закрытая тема. Страны, которые производят комплексы РЭБ, либо не продают их за рубеж, либо продают те средства, которые уже прошли эксплуатацию и на замену которым пришли более совершенные и современные.

BG: Как определяется направление развития в области РЭБ?

Ю. М.: На сегодняшний день утверждены «Основы», которые определяют приоритетные направление развития РЭБ в нашей стране. Создана межведомственная комиссия при Минобороны по планированию развития систем радиоэлектронной борьбы. В 2012 году создан аппарат генерального конструктора. Эти органы и определяют основные направления разработки и производства техники радиоэлектронной борьбы, являющиеся важнейшей составляющей вооружения и военной техники вооруженных сил РФ. Именно на развитии таких высокоинтеллектуальных систем РЭБ и сконцентрированы усилия КРЭТ на современном этапе и в ближайшем будущем.

Интервью взял Денис Рябоконов