%d1%8e%d0%bb%d0%b8%d1%8f-%d1%82%d0%b8%d0%bc%d0%be%d1%88%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be

Внезапно прибывшая в Донецк Юлия Тимошенко в пятницу вечером в гостинице «Виктория» провела переговоры с представителями «тех, кто захватил административные здания на Востоке страны». Так, во всяком случае, говорит она сама. Имен переговорщиков экс-премьер Украины не называет, их никто не видел. Перед встречей со своими таинственными собеседниками «леди Ю» дала в том же отеле пресс-конференцию, в ходе которой состоялся любопытный диалог между нею и обозревателем «МК». 

Тимошенко с ходу заявила о намерении найти «компромисс между украинцами, которые живут на Востоке и на Западе страны». В чем же может состоять этот компромисс, если она тут же категорически отвергла идею федерализации страны (а ведь именно этого добиваются протестующие жители Востока Украины)? По мнению Тимошенко, федерализация означает «раскол страны». Она заявила, что это мнение разделяет и Партия регионов.

«У нас существует закон о референдуме, но есть вопрос, насколько честно он будет проведен», – заявила Тимошенко, и это было абсолютной неправдой. Закона о референдуме на Украине нет, хотя в Раду внесен на этот счет некий законопроект. Но он пока не принят.

«Мы знаем, что в Крыму референдум был проведен на штыках российской армии. – сообщила Юлия Владимировна. — Этот референдум не может быть признан, он не может считаться легитимным, и как следствие мы считаем, что территория Крыма оккупирована. Мы не хотели бы, чтобы сегодня на силе российского оружия кто-то принуждал украинцев проводить референдумы».

В чем же, в таком случае, может по версии Тимошенко состоять компромисс с жителями Юго-Востока? А вот в чем:

«Мы должны провести диалог между депутатами всех уровней, которые представляют народ на Востоке и на Западе Украины и найти консенсус, который будет отражать надежды и чаяния украинцев на Востоке и на Западе». Как видим, ничего конкретного. Диалог — это хорошо, но какое отношение диалог между депутатами имеет к «надеждам и чаяниям» народа? Очень опосредованное.

Тимошенко заявила, что намерена вести диалог с представителями повстанцев:

«Я хочу начать переговоры с людьми, которые протестуют. Моя задача не в том, чтобы они немедленно разблокировали здания, а в том, чтобы понять их требования. А разблокирование зданий будет результатом таких переговоров».

Перед тем, как Тимошенко удалилась в секретную комнату для переговоров с таинственными «представителями протестующих», я смогла задать ей несколько вопросов.

— Вы сказали, что не признаете крымский референдум, потому что он проведен «на штыках». В таком случае можно ли признать украинские выборы 25 мая, которые будут проводиться в обстановке, когда на Восток Украины введены войска?

— Чьи войска? – недоуменно спросила Тимошенко.

— Украинские, разумеется. – ответила я.

— Вы их видите?

— Конечно.

— Я – нет, – парировала Юлия Владимировна.

— Я вам покажу фотографии, – сказала я. — Как можно проводить выборы, когда бронетехника движется по улицам городов и сел?

— Я думаю, что президентские выборы 25 мая — это будут первые честные выборы, которые дадут людям право избрать своего президента без давления, без использования админресурса и других экзотических вещей. – ответила Тимошенко.

И здесь она была абсолютно права. Танки и БТРы – это вещь совсем не экзотическая, а вполне себе обыденная для жителей стран бывшего СССР.

— Я уверена, что 25 мая честные выборы пройдут. Как в Донецке, Луганске, Одессе, так и в Киеве, Закарпатье, Львове, по всей стране. Спокойные, честные выборы президента, — голос Тимошенко постепенно угасал, казалось, она вот-вот заснет. Что происходит? Вдруг меня осенило. «Ваша правая рука постепенно расслабляется и теплеет… ваша левая рука…вы засыпаете…выборы… спокойные, честные выборы…25 мая…» Тимошенко явно гипнотизировала аудиторию.

Сеанс гипноза прервал вопрос одного из коллег. Он спросил, есть ли у Тимошенко доказательства присутствия российских войск на Востоке Украины.

— Мне кажется, есть очевидные вещи, которые не надо как-то аргументировать, которые известны всему миру. – ответила она. — Президент России остался последним лидером в мире, который не видит российских войск на территории Украины. Может быть, ему просто стоит более внимательно следить за своими войсками…

— Доказательства вы можете привести? – настаивал журналист.

— Следующий вопрос, пожалуйста. – перебила его пресс-секретарь Юлии Владимировны.

Когда Тимошенко сказала, что она уверена, что «украинские правоохранительные органы не сделают ни одного шага, который нанес бы хоть минимальный вред украинцам, что жертв среди местного населения во время урегулирования кризиса не будет», я опять не выдержала:

— Но жертвы уже есть. Несколько человек убиты, десятка два ранены…

— Я считаю, что ответственность за все эти смерти несет Российская федерация, — отрезала Тимошенко.

Вопрос «Почему Киев нарушает конституцию Украины, которая запрещает использовать армию внутри страны без введения режима чрезвычайного положения», также остался без ответа.