%d0%b2%d0%bb%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%bc%d0%b8%d1%80-%d0%bb%d1%8f%d0%bf%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b2

Натовские представители говорят о том, что система ПРО, которую они строят, не может угрожать России в принципе, поскольку не способна перехватывать сложные российские ракеты и вообще рассчитана на два-три пуска ракет, а никак не на полторы тысячи, которые есть в арсенале России. Почему российские военные говорят об угрозе в случае построения системы ПРО?

— Если бы система ПРО НАТО не угрожала России, то российское политическое руководство не выражало бы своей озабоченности по этому вопросу. Создание полномасштабной системы ПРО не может быть в принципе направлено против двух-трех ракет. На данный момент, вероятно, система ПРО в том виде, как вы ее описали, может быть, и не угрожает нам. Но даже если сейчас средства ПРО, развертывание которых планируется в Европе на первом этапе, и не будут в полной мере угрожать безопасности нашей страны, то в ближайшем обозримом будущем это станет возможно в силу технологического развития системы. Этот вывод можно сделать, исходя из анализа так называемого адаптивного подхода к созданию европейского сегмента глобальной ПРО США.

Проще говоря, чем ближе средства поражения к границам нашей страны, тем выше эффективность их применения. Эффективнее уничтожать взлетающие баллистические ракеты до момента разделения головных частей, поэтому мы и беспокоимся.

— Но, если исходить из логики НАТО, у них просто не хватит перехватчиков на все российские ракеты, которых более полутора тысяч?

— Понимаете, система ПРО важна в комплексе. Сейчас они говорят, что защищаются от двух-трех ракет.

Но время идет, через три-пять лет они будут способны перехватывать уже десятки и сотни ракет. Число перехватчиков и их технические характеристики станут представлять реальную угрозу нашим стратегическим ядерным силам.
— В чем принципиальное отличие нашей системы от американской?

— Наша главная особенность в том, что мы продолжаем действовать в логике договора 1972 года об ограничении средств ПРО. Система ПРО у нас объектовая, то есть обеспечивает оборону только Московской зоны от ракет средней дальности и межконтинентальных баллистических ракет. Поэтому она ограничена по количеству противоракет и по количеству мощных локаторов, как декларируется. Система ПРО США предназначена для обороны всей территории США и американских баз за пределами американского континента. Поэтому ее компоненты размещаются по всему миру.

А если взглянуть на карту, то они фактически окружают Россию и Китай. Вот и задумайтесь о ее истинном предназначении.

— Как действует ПРО?

— Орбитальная группировка фиксирует пуск, радары обнаруживают и сопровождают полет ракеты, далее ракету сбивает перехватчик.

— Системы ПРО США способны бороться с технологически сложными ракетами?

— Думаю, способны.

— Что именно в натовской европейской системе ПРО вызывает наибольшее беспокойство у нас с военной точки зрения? Передвижная система Aegis морского базирования? Дополнительный радар в Турции? Комплексы в Румынии и Польше?

— Каждое средство в отдельности задачи ПРО решать не может, но когда они работают в едином боевом цикле, тогда и решают поставленные задачи.

— То есть нас беспокоит все? Вице-премьер Дмитрий Рогозин заявлял, что больше всего Россию волнуют корабли с перехватчиками, которые непредсказуемо плавают по всей акватории вблизи российских границ.

— Можно с этим согласиться. Например, если эти комплексы окажутся где-то у берегов Норвегии, то это уже довольно серьезная для нас угроза. Но в целом ПРО — это один комплекс. Каждое средство само по себе не так опасно, как когда они работают в едином цикле.

— В НАТО опровергают опасения России по поводу дополнительного радара в Турции утверждая, что радары не дают дополнительного контроля за ракетными пусками в России, так как эту функцию способны выполнять системы спутников-шпионов в космосе. Справедлива ли эта аргументация?

—Радар в Турции перебазируемый. То есть в принципе он может быть развернут в любую сторону. Его дальности действия хватает, чтобы контролировать воздушно-космическое пространство над всем югом России.

— Россия требует в качестве гарантии ненаправленности ПРО возможность контроля за техническими характеристиками системы НАТО в этой области. Ваше мнение как военного специалиста, какие конкретно характеристики могли бы гарантировать безопасность ПРО для России?

— Технический контроль возможен, но это вопрос договоренностей дипломатов. В мире существует множество договоров, но та или иная сторона может из них всегда выйти.

В этом смысле единственная гарантия для нашей страны — это полный отказ США от размещения ПРО в Европе.

— Это невозможно в принципе, НАТО не пойдет на отказ от ПРО.

— Все остальное в области поиска компромиссов. Например, можно было бы отказаться от размещения перехватчиков большой дальности, от перехватчиков морского базирования в морской акватории вблизи России. Должна быть исключена возможность «перекрытия» противоракетными комплексами пространства над нашей страной, возможно, нужно исключить направленность секторов обзора РЛС на территорию нашей страны.

— Принята масштабная программа перевооружения армии, на которую потратят 20 трлн рублей. Достаточно ли будет в этой программе выделено на ПРО, есть ли у нас возможности для эффективного развития этого направления обороны?

— Мы не создаем ПРО как таковую. В России создается интегрированная система воздушно-космической обороны страны, которая должна обеспечить надежную защиту от любых средств воздушно-космического нападения. Считаю, что средств, предусмотренных на эти цели в государственной программе вооружения, достаточно для решения этой задачи.