%d1%80%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%ba-%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%b5%d0%b2

О некоторых достижениях и проблемах в борьбе с криминалом в силовых ведомствах корреспонденту «Суворовского натиска» рассказал руководитель военного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации но Восточному военному округу генерал-лейтенант юстиции Радик Гараев.

— Радик Фаукатович, с какими итогами военное следственное управление СК России по ВВО подходит к концу 2013 года?

— Наша основная задача всегда остается неизменной — борьба с преступностью. Мы осуществляем оперативную, качественную работу по расследованию уголовных дел, недопущению нарушений закона в ходе предварительного следствия, проведению предварительных проверок, соблюдению конституционных прав всех участников процесса.

В нашей зоне ответственности — большинство преступлений, совершаемых в войсках Восточного военного округа. Но это закономерно, ведь он один из самых больших в стране, а другие силовые структуры значительно уступают ему в количестве соединений и частей.

В 2013 году в войсках ВВО и других силовых ведомствах, расположенных на территории Восточного военного округа, заметна тенденция снижения преступности. За девять месяцев уходящего года, к примеру, зарегистрировано 1128 преступлений — на 10,1 процента меньше, чем за аналогичный период 2012 года. На 26 процентов снизились показатели групповых преступлений, на 37,8 процента, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, на 13,7 процента, совершенных офицерами, на 4,6 процента — должностных преступлений, на 10,8 процента — количество уголовно наказуемых деяний против военной службы. В 2,5 раза снизилось количество преступлений, связанных с хищением оружия.

Это стало возможным благодаря совместной деятельности следственных органов с командованием войск ВВО по профилактике преступлений. Мы поддерживаем постоянный контакт как с командующим войсками Восточного военного округа, так и с командующими объединениями, командирами отдельных соединений и воинских частей. Они заинтересованы в снижении преступлений в подчиненных формированиях, ведь это напрямую влияет на укрепление дисциплины в воинских коллективах, а значит, и повышение боеготовности.

Стали привычными совместные совещания. Вопросы на них ставились разные. В частности, в начале этого года по моей инициативе было проведено совещание с руководителями всех силовых структур на территории Дальневосточного федерального округа по вопросам предотвращения распространения наркотиков в подчиненных соединениях и воинских частях. Это очень болезненная проблема для Дальнего Востока: согласно исследованиям социологов, в Хабаровском крае число молодых людей, употребляющих наркотики, выше, чем в западных регионах в 9 раз. Естественно, это отражается и на силовых структурах. По результатам совещания было принято совместное решение, которое исполняется в каждой из них.

Впрочем, наше сотрудничество с силовыми структурами не ограничивается только лишь высшим руководящим составом. Идет постоянный и взаимовыгодный обмен информацией с командирами соединений и воинских частей, оказание всесторонней помощи. Так, руководители военных следственных отделов проводят профилактические мероприятия — выступают перед личным составом с лекциями, беседуют с так называемыми «проблемными» военнослужащими. Как показывает практика, это очень эффективные методы работы с личным составом. Если проводить такие мероприятия регулярно, то они напрямую влияют на укрепление воинской дисциплины и правопорядка в воинских коллективах.

Командование соединений и воинских частей, в свою очередь, старается помогать в следственной работе. Скажем, во время осеннего паводка в Хабаровском крае произошла трагедия. Для оказания помощи местным жителям в подтопленных районах шла колонна военной техники из Улан-Удэ в Комсомольск-на-Амуре. При переправе через озеро одна из десяти автомашин ушла под воду на пять-шесть метров, погиб военнослужащий. Сообщение о трагедии поступило к нам поздним вечером. Мы провели необходимые согласования с командованием. Следственная группа добиралась до места происшествия около 6 часов, а затем работала в течение нескольких дней рука об руку с военнослужащими ВВО.

И вообще, в этом году сотрудничество военных следственных органов и командования ВВО носило, на мой взгляд, как никогда систематический и разносторонний характер. В ходе того же осеннего паводка несколько следственных отделов, находящихся в районах подтопления, вплотную работали с командованием воинских подразделений и формирований МЧС.

— То есть ситуация в войсках ВВО и других силовых ведомств весьма оптимистичная и причин для тревоги нет?

— К сожалению, это не совсем так. Снижение преступлений касается далеко не всех областей. Несмотря на профилактическую работу возросло количество тяжких и особо тяжких преступлений — на 2,9 процента. Также выросло число преступлений против собственности — на 28,2 процента, преступлений против военного имущества — на 3,7 процента. Причины здесь кроются, прежде всего, в воспитании нашей молодежи, ведь количество тяжких и особо тяжких преступлений растет по всей стране.

Как известно, за один год военной службы невозможно перевоспитать взрослого мужчину. Впрочем, перед военными следственными органами такая задача и не стоит. А вот наказать виновных в совершении преступления мы можем.

Поскольку тяжкие и особо тяжкие преступления наносят наиболее серьезный вред обществу, их расследование находится на особом контроле руководства военных следственных органов. Такие преступления мы стараемся расследовать оперативно, обращаем особое внимание на сбор доказательств, показания свидетелей.

В качестве примера могу привести недавний случай. Летом военным следственным отделом СК России по Уссурийскому гарнизону было возбуждено уголовное дело в отношении рядового Мурада Гамзатова. Он обвинялся по ч. 3 ст. 335 УК РФ — нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, повлекшее тяжкие последствия, и ч. 4 ст. 111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Следствие осложнялось разными факторами, но в течение короткого периода было установлено, что 17 июня 2013 года Гамзатов, находясь в спальном расположении разведывательной роты и будучи недовольным тем, что один из военнослужащих отказался выполнить требование по уборке спального расположения, вывел его в спортивную комнату и заставил участвовать в спарринге. Будучи мастером спорта по тхэквондо Гамзатов с легкостью нанес сослуживцу четыре удара в голову и по телу. Один из ударов профессионального спортсмена оказался смертельным. 4 июля пострадавший скончался в одном из военных медучреждений.

Приговором Уссурийского гарнизонного военного суда Гамзатову назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Гарнизонный военный суд удовлетворил в полном объеме гражданский иск филиала № 5 Федерального государственного казенного учреждения «301-й военный клинический госпиталь» МО РФ о взыскании с Гамзатова стоимости затрат на лечение погибшего в сумме 151 тысячи рублей, постановил рассмотреть в порядке гражданского судопроизводства иск о возмещении морального вреда, заявленный родственниками погибшего.

— Скажите, а как остро стоит проблема неуставных взаимоотношений в воинских коллективах сегодня?

— Армия — это особый коллектив. Любые конфликты носят здесь гипертрофированный характер, влияют на дисциплину военнослужащих и боеспособность подразделений. Поэтому мы уделяем особое внимание профилактике данного вида преступлений, работаем здесь вплотную с командирами воинских частей и подразделений, проводим встречи с личным составом.

В большинстве случаев неуставные взаимоотношения имеют одни корни — чувство безнаказанности, отсутствие контроля командиров. Возьмем, к примеру, уголовное дело, которое находилось в производстве военного следственного отдела СК России по гарнизону Горячие Ключи. Рядовые Максим Грукач и Антон Загоруйко обвинялись в совершении преступления, предусмотренного п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 335 УК РФ (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенное группой лиц в отношении двух или более лиц). Кроме того, Грукач обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство).

Ночью 30 октября 2012 года на территории учебно-тренировочного комплекса одной из воинских частей после распития спиртных напитков Грукач и Загоруйко, применив физическое насилие, заставили двух сослуживцев более позднего срока призыва вымыть за ними посуду. Затем Грукач приказал военнослужащим копать рядом с казармой яму, нанес одному из них множественные удары лопатой по голове и телу. Второй пострадавший смог убежать и позвать на помощь своих знакомых. Прибежавшие на место происшествия сослуживцы увидели, что Грукач пытается закопать убитого военнослужащего. После этого преступник был задержан.

Дело получило широкий общественный резонанс. Расследование было проведено быстро и четко. Приговором Курильского гарнизонного военного суда Грукачу назначено наказание в виде лишения свободы сроком 10 лет 6 месяцев с отбыванием в колонии строгого режима. Одновременно суд постановил взыскать с Грукача 1 миллион 120 тысяч рублей компенсации морального вреда и возмещения материального ущерба. Понес заслуженное наказание и Загоруйко — за неуставные взаимоотношения он был приговорен судом к колонии-поселению сроком на один год.

— Долгое время оборотной стороной медали неуставных взаимоотношений служили самовольные оставления части. Сегодня ситуация та же?

— Работа в этом направлении носит системный характер. Ежемесячно в каждом военном следственном отделе ВСУ СК России по Восточному военному округу проводится единый день розыска. В результате в анализируемый период 2013 года разыскано 108 уклоняющихся от военной службы человек. Большое внимание уделяется и профилактической работе — военнослужащим по призыву и контракту объясняют порядок действии при неуставных взаимоотношениях или иных проблемах в воинском коллективе, на конкретных примерах показывают последствия самовольного оставления части без уважительной причины.

Часть самовольно оставляющих воинские части военнослужащих по-прежнему объясняют свой поступок фактами неуставных взаимоотношений. В этом случае мы проводим всестороннюю проверку. Но все чаще в числе главных причин самовольного оставления части стало встречаться — вы не поверите! — желание… отдохнуть от военной службы. Оказывается, для современных военнослужащих — не только по призыву, но и по контракту, — распорядок дня и дисциплина являются тяжким бременем, периодически они испытывают желание «выпустить пар» — выпить водки, отдохнуть на соседних с воинской частью дачах. В некоторых случаях прогулки превышают предельно допустимые законодательством сроки и заканчиваются уголовным делом.

— Насколько затронули Восточный военный округ и другие силовые ведомства коррупционные преступления?

— К сожалению, такие преступления по-прежнему составляют довольно заметную часть. В отчетном периоде возбуждено 125 уголовных дел, в суд направлено 31 уголовное дело коррупционной направленности. Основная масса этих преступлений носит классический характер — мошенничество, присвоение и растрата денежных средств и военного имущества, злоупотребление должностными полномочиями, их превышение.

Показательным здесь является уголовное дело, возбужденное следственным отделом СК России по Кяхтинскому гарнизону в отношении бывшего военного коменданта военной комендатуры военных сообщений железнодорожной станции «Наушки» майора Ивана Аксенова. Он обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере). По данным предварительного следствия и суда, в декабре 2011 года офицер узнал, что в филиал №1 Федерального казенного учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по Республике Бурятии» поступила значительная сумма денег для выплаты премий материального стимулирования гражданскому персоналу комендатуры, к тому времени уже уволенного и рассчитанного. Аксенов воспользовался данной ситуацией и издал незаконный приказ, согласно которому лицам гражданского персонала причитались к выплате премии в размерах от 360 тысяч до 1 миллиона рублей. Часть денег он раздал в конвертах сотрудникам комендатуры, а остальными распорядился по своему усмотрению.

Приговором Кяхтинского гарнизонного военного суда Аксенову было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года условно со штрафом в размере 500 тысяч рублей. Суд также взыскал с осужденного Аксенова 4 621 200 рублей в пользу филиала №1 ФКУ «УФО МО РФ по Республике Бурятии».

Сегодня военными следственными отделами ВСУ СК России в Восточном военном округе расследуется ряд уголовных дел, связанных с мошенничествами в особо крупных размерах. К примеру, произошло хищение денежных средств, выделяемых на питание военнослужащих в Читинской области. Но пока вдаваться в подробности этих преступлений не стану. Расскажем общественности о вскрытых нарушениях немного позже, когда уголовные дела будут переданы в суд.

— Здесь невольно вспоминается и уголовное дело в отношении начальника Главного управления МЧС России по Амурской области. Он, кажется, занимался поборами с подчиненных?

— В марте 2013 на пресс-конференции я сообщил журналистам о возбуждении в военном следственном отделе СК России по Благовещенскому гарнизону уголовного дела в отношении начальника Главного управления МЧС России по Амурской области полковника внутренней службы Виктора Бухты. Он обвиняется в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ и двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями; злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия).

В период с ноября 2009 года по декабрь 2012 года В. Бухта систематически осуществлял денежные поборы с подчиненных, в результате чего получил более 2,7 миллиона рублей. Он издал незаконный приказ о выдаче воинских перевозочных документов. В настоящее время уголовное дело с обвинительным заключением направлено военному прокурору Благовещенского гарнизона. Хотелось бы отметить, что на протяжении всего следствия Бухта пользовался статьей 51 Конституции РФ и не давал никаких показаний, но военные следователи смогли собрать достаточную доказательную базу и без них.

Отмечу, что инициатором возбуждения уголовного дела против полковника Бухты стал один из его подчиненных. Видимо, настолько наболело уже у человека, что он, не добившись правды от вышестоящего командования, обратился в следственные органы. И он поступил правильно. Коррупция опасна тем, что разъедает государственный аппарат, дискредитирует командиров всех уровней среди подчиненных. Это позорное явление можно победить только сообща.

Есть и еще одна причина для борьбы с такими начальниками — уже не этического, а сугубо практического характера. В прошлом году, например, в Восточном военном округе за поборы с подчиненных мы привлекли к ответственности 5 командиров воинских частей. И во всех этих случаях виновные лица понесли наказание, а главное — были восстановлены права потерпевших лиц. Военнослужащим и гражданскому персоналу, пострадавшим от поборов недобросовестных командиров, вернули денежные средства. Таким образом, правдивым быть сегодня не только правильно, но и выгодно.

— Государство страдает не только от коррупции, но и преступлений против военного имущества…

— Это правда. Такие преступления в сравнении с аналогичным периодом прошлого года увеличились на 3,7 процента. Халатность некоторых должностных лиц наносит огромный материальный ущерб государству. Военная техника сегодня настолько дорогая, что ее уничтожение или утрата напрямую отражаются на боеготовности целых подразделений. Для ввода в строй новых боевых машин необходимо дополнительное финансирование, а главное — время.

Так, военным следственным отделом СК России по Белогорскому гарнизону недавно завершено расследование уголовного дела в отношении старшего техника роты старшины Александра Кирпиты. Военнослужащий обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 347 УК РФ (уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности). В ходе предварительного следствия Кирпита полностью признал вину.

По данным предварительного следствия, 20 мая 2013 года в парке боевых машин в результате нарушения старшиной Кирпитой правил обращения с аккумуляторными батареями и эксплуатации техники произошло возгорание танка Т-80БВ. Своевременные меры для тушения танка не были приняты. Решением командования воинской части боевая машина была эвакуирована на гибкой сцепке на обочину грунтовой дороги. Вскоре произошла детонация боекомплекта. Т-80БВ был полностью уничтожен. В результате был причинен ущерб государству в лице Федерального казенного учреждения «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» на сумму свыше 11 миллионов рублей. Только чудом боевая машина не взорвалась рядом с другими танками Т-80БВ — тогда ущерб исчислялся бы уже многими десятками миллионов рублей, а возможно, и человеческими жизнями.

Причины таких преступлений банальны — слабая подготовка военнослужащих по специальности, халатность. Однако задача военных следственных отделов ВС У СК России по ВВО не только «бить по хвостам», но и работать по предупреждению подобных чрезвычайных происшествии в будущем. По результатам каждого расследования выносится представление в адрес командования, которое, по сути, является квинтэссенцией всего уголовного дела. По такому представлению можно легко увидеть все болевые точки в воинской части, а значит, и принять меры к устранению выявленных недостатков.

В случае со старшиной Кирпитой, например, выяснилось, что средства пожаротушения в танке не были заправлены, а в боксе отсутствовали. Если бы служба в парке боевых машин неслась в точном соответствии с руководящими документами, государство не потеряло бы танк Т-80БВ. Думаю, после представления на имя командующего войсками ВВО, подобные недостатки были устранены не только в этой воинской части, но и во многих других, а значит, уголовное дело уже возымело первый эффект.

— Раньше командиры воинских частей зачастую относились к исправлению недостатков, указанных в представлении, весьма формально. Как они относятся к работе над ошибками сегодня?

— Этот вопрос я неоднократно поднимал перед командованием силовых структур. В мае прошлого года состоялся военный совет Восточного военного округа, на котором было принято решение, что командиры соединений и воинских частей обязаны рассматривать представления на служебных совещаниях в присутствии следователей или руководителей военных следственных отделов ВСУ С К России по ВВО. И с тех пор работа над устранением недостатков стала проводиться более тщательно. Никто не хочет получить за свое бездействие административное наказание — а именно такая ответственность предусмотрена законом за игнорирование представлений следственных органов.

— А как удается достигать оперативности и тщательности расследования тяжких и особо тяжких преступлений?

— Основой профессионализма военного следователя служит всесторонняя подготовка. Обучению следователей мы уделяем первостепенное внимание как на уровне отделов, так и на уровне следственного управления СК России по Восточному военному округу. Согласно действующим приказам у нас проводятся регулярные занятия с сотрудниками — не менее двух часов в неделю. Следователи повышают свои навыки в методиках расследования тяжких и особо тяжких преступлений в соответствии с новыми достижениями в этой области, а также знакомятся с изменениями в законодательстве и руководящих документах.

В ВСУ СК России по ВВО мы активно используем такую форму обучения, как региональные сборы. На эти мероприятия приезжают наиболее опытные офицеры юстиции из следственного управления ВСУ СК России по ВВО, мы приглашаем также работников военных судов, судебных медиков и криминалистов.

Учебно-методические сборы рангом выше — с привлечением старших следователей и следователей-криминалистов практически со всего Дальнего Востока — проходят в Хабаровске. В ходе таких мероприятий активно используются игровые формы обучения. Скажем, полностью имитируется место преступления, следователи проводят осмотр и сбор вещественных доказательств. На основе полученных данных оценивается уровень профессиональной подготовки работников ВСУ СК России по ВВО, выносятся рекомендации по повышению знаний и навыков сотрудников в конкретных областях.

На базе военного следственного управления СК России по ВВО мы проводим учебно-методические сборы и для подготовки личного состава к командировкам в «горячие точки». Перед сотрудниками разыгрываем захват бандформированием населенного пункта, демонстрируем действия спецназа по блокированию и уничтожению боевиков. Затем показываем работу следователей по осмотру места происшествия, фиксированию доказательств, объясняем ход дальнейшего расследования террористической атаки. К концу обучения следователи уже знают, как строить свою работу при взрыве, нападении на колонну, обстреле военнослужащих или мирного населения. Они умеют пользоваться различной современной аппаратурой, а главное — морально и психологически готовы к работе в условиях боевых действий.

Особое внимание начальников всех уровней я всегда обращал на индивидуальную подготовку следователей, ведь как бы стройно ни была выстроена система подготовки личного состава, без желания сотрудников самосовершенствоваться она бесполезна. К счастью, большинство сотрудников ВСУ СК России по ВВО правильно понимает значение самообразования и отличается настойчивостью в достижении поставленных целей. К примеру, в отделах ВСУ СК России по ВВО достаточно не только выпускников юридических факультетов военных вузов, но и офицеров, которые были в свое время дознавателями в воинских частях и впоследствии выбрали судьбу военного следователя.

Наравне с опытными кадрами в ВСУ СК России по ВВО есть и молодые выпускники Военного университета Минобороны РФ. Обучение таких офицеров находится на особом контроле руководства. За каждым закрепляется наставник из числа наиболее опытных следователей, заместителей или даже руководителей отделов. Составляется индивидуальный план для совершенствования теоретической и практической подготовки выпускника. Благодаря ежедневной совместной работе над уголовными делами с наставниками молодые офицеры быстро набирают профессиональный багаж знаний и навыков.

— Не спорю, методика расследования очень важна, но используют ли военные следователи в своей работе современные технологии?

— Военные следователи и заместители руководителей отделов проходят согласно графику обучение на базе Хабаровского филиала Института повышения квалификации Следственного комитета Российской Федерации. Здесь работают признанные мастера своего дела — сплошь кандидаты наук. Причем для выступления по отдельным темам приглашаются другие специалисты. Поэтому обучение в течение двух — трех недель позволяет существенно повысить профессиональную подготовку военных следователей с любым опытом работы. Кроме этого сотрудники криминалистического центра СУ СК России по Хабаровскому краю систематически принимают участие в занятиях с сотрудниками ВСУ СК России по ВВО. Кстати, по своему техническому оснащению этот центр — один из лучших в России, здесь великолепная материально-техническая база.

Как известно, современные технические средства существенно влияют на оперативность следствия и качество доказательной базы, поэтому руководство С К России не жалеет средств на обновление материально-технической базы следственных органов. Мы получаем самое современное фото- и кинооборудование. Приборы ночного видения позволяют значительно ускорить осмотр места происшествия в темное время суток, а беспилотные летательные аппараты — осуществлять визуальный контроль на больших территориях. Кстати, недавно криминалисты территориальных органов СК России применили беспилотный летательный аппарат для поиска пропавшего ребенка в Амурской области. В результате жизнь ребенка была спасена — он нашелся в лесном массиве вблизи одного из населенных пунктов.

В общем, времена Шерлока Холмса прошли. Сегодня расследование преступлений это не только проницательность одного следователя, а коллективный труд многих специалистов — оперативных работников, следователей, криминалистов. И доказательная, помимо логических умозаключений, база строится на основе сложнейших экспертиз, граничащих с научными исследованиями.

— В военном следственном управлении СК России по ВВО уже несколько лет действует аналитическая группа по раскрытию преступлений прошлых лет. Насколько это подразделение эффективно?

— В состав этой группы вошли наши ведущие криминалисты. Из двух десятков нераскрытых старых уголовных дел по моей команде были отобраны наиболее важные. Они подверглись тщательному и всестороннему изучению на предмет возможных нестыковок и несоответствий, например, в показаниях свидетелей или объективных обстоятельствах. По некоторым косвенным признакам аналитическая группа выдвинула новые версии, возобновила в производство сразу несколько уголовных дел и раскрыла ряд преступлений.

Среди наиболее громких уголовных дел оказалось убийство 16-летней давности. В 1996 году прапорщик запаса Вадим Зайков, проходивший военную службу в одной из воинских частей в Приморье, решил подзаработать незаконным способом. На трассе Владивосток — Хабаровск он совершил убийство и завладел автомобилем КамАЗ. Наши криминалисты вышли на след убийцы. К тому времени он уже отбыл несколько сроков в местах не столь отдаленных и приобрел большой криминальный опыт. Преступник умело уходил от слежки, но в конце концов был задержан сотрудниками уголовного розыска и осужден на 10 лет лишения свободы.

В этом году аналитическая группа раскрыла очередное дело. В производстве военного следственного отдела СК России по Комсомольскому-на-Амуре гарнизону находилось уголовное дело о самовольном оставлении воинской части рядовым Маликом Ханмирзоевым в 2003 году. Тщательно проанализировав обстоятельства и время исчезновения военнослужащего, офицеры криминалистического отдела пришли к выводу о возможном убийстве последнего.

Началась активная проверка новой версии. В январе 2013 года было возобновлено производство по делу, создана следственная группа. Криминалисты выезжали в командировки по всей стране и кропотливо допрашивали лиц, проходивших службу с рядовым Ханмирзоевым. В конечном итоге удалось найти нескольких свидетелей и установить, что около 12 часов 14 ноября 2003 года в здании зарядной аккумуляторной станции рядовой Антипов нанес Ханмирзоеву один смертельный удар металлическим гвоздодером по голове сзади. Задержанный убийца под давлением собранных доказательств был изобличен в преступлении и показал, где спрятал тело. Молекулярно-генетическая экспертиза позволила идентифицировать останки убитого.

Вы не представляете, насколько благодарны были родственники погибших. Ведь в первом случае наши сотрудники нашли и пистолет, из которого был убит водитель грузовика, и сам КамАЗ. Жена и дочь погибшего просто не ожидали возмездия спустя столько лет и уж тем более не ожидали материальной компенсации. А Ханмирзоев был родом из Дагестана — там к самовольно оставившим воинскую часть военнослужащим отношение очень плохое, на грани позора. Отец, узнав, что сын не дезертир, даже расплакался. Впоследствии тело Ханмирзоева перезахоронили по древнему обычаю.

— Скажите, не слишком ли большая нагрузка падает на плечи военных следователей?

— Профессия военного следователя — тяжелейшая: выполнение служебных обязанностей в любое время суток, в любой местности, в любом климате. Отдельной строкой стоят командировки в «горячие точки». Для того чтобы выдержать такие огромные нервные и психологические перегрузки, надо обладать определенным складом характера.

Я считаю, что хорошим военным следователем способен стать человек, у которого есть призвание служить обществу, приносить пользу своему государству, защищать людей от зла. Таких сотрудников мы всегда рады видеть в своих рядах. Таких военных следователей мы и растим.

— Спасибо за интервью.

Его провел Олег Суровцев.