%d0%bf%d0%be%d0%bb-%d0%bc%d0%b0%d0%b9%d0%bb%d0%b5%d1%80

О том, как повлияют заявления Китая о создании идентификационной зоны ПВО в Восточно-Китайском море на военное сотрудничество Австралии с США, каковы перспективы военного сотрудничества Канберры с Москвой, а также какие основные темы будут подняты в ходе председательства Австралии в «Группе двадцати» (G20), рассказал в интервью РИА Новости посол Австралии в России Пол Майлер.

— Господин посол, планирует ли Австралия добиваться от Китая отмены зоны ПВО над Восточно-Китайским морем?

— Австралия, конечно, уже выражала озабоченность заявлениями Китая. Мы считаем, что подобные действия, предпринятые в таком потенциально конфликтном регионе, достаточно провокационны, и мы, конечно, выражали наши опасения Пекину и китайскому посольству в Канберре.
Но эта тема не будет напрямую затронута на G20 в Австралии.

— Как развивается военно-политическое сотрудничество Австралии и США? Будет ли оно активизировано в свете действий Китая?

— Альянс Австралия-США — это многолетнее военное сотрудничество, которое не имеет своей целью действия против какой-либо конкретной страны, поэтому оно не будет активизировано в ответ на последние китайские заявления. Оно строится на взаимном интересе в области безопасности как в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и в глобальном понимании.

Через Азиатско-Тихоокеанский регион идет огромное количество торговых путей, что способствует экономическому росту, а это значит, что присутствие США жизненно важно для этого региона. Мы всегда пристально следим за этим регионом, который является стратегическим районом, который мы можем назвать

Индо-Тихоокеанским, потому что Австралия находится в месте соединения Индийского и Тихого океана, и, как вы знаете, через этот регион проходит огромная доля мировой торговли. Одной из наших задач является обеспечение безопасности на воде в этом регионе и обеспечение безопасной среды для мировой торговли.

— Рассматривается ли возможность такого сотрудничества между Россией и Австралией?

— Мы всегда открыты для военного сотрудничества, и фактически мы сотрудничаем с Россией по многим направлениям. Россия принимала участие во встрече министров обороны в формате «АСЕАН+8» и участвовала в Австралии в некоторых мероприятиях, имеющих отношение к этому событию.

В этом году австралийские военно-морские силы отметили столетие, и планировалось прибытие российских кораблей в Австралию для участия в праздничных мероприятиях. Этот визит стал бы первым за многие последние годы.

К сожалению, события в Сирии повлияли на планы и руководители МВФ России приняли решение развернуть корабли и направить их в Средиземное море, и мы с пониманием к этому отнеслись.

Но, я думаю, на уровне регионального диалога сотрудничество между Россией и Австралией будет развиваться.

— На чем намерена сконцентрироваться Австралия во время своего председательства в G20?

— Я не буду вдаваться в подробности, так как премьер-министр Австралии на следующей неделе будет делать заявление на эту тему. Но в общих чертах темы такие: стимулирование роста экономики, создание рабочих мест, увеличение гибкости финансового рынка, чтобы возможность сопротивляться экономическим потрясениям была намного больше.

Это приоритетные вопросы, но, откровенно говоря, размывание налоговой базы, разделение доходов и торговый протекционизм — это также важные вопросы.

— Будут ли затрагиваться политические моменты в ходе австралийского председательства в G20?

— Мы не намерены целенаправленно расширять повестку формально, поэтому наше председательство будет четко фокусироваться на экономическом росте, увеличении рабочих мест и реформировании международных финансовых институтов, но лидеры будут обсуждать то, что им захочется. Если президенты и премьер-министры захотят обсудить какие-либо мировые события, то мы, конечно, дадим им такую возможность.

Я думаю, что форум в Санкт-Петербурге был достаточно эффективным в этом плане и дал лидерам большие возможности, чтобы выразить свои взгляды по Сирии.

Я думаю, что это было очень полезное обсуждение, и лидеры высоко оценили эту возможность. Поэтому мы готовы предоставить такую же возможность, если они пожелают.