%d0%be%d0%bb%d0%b5%d0%b3-%d0%b1%d1%83%d1%80%d0%ba%d0%b8%d0%bd

В издательстве «Эксмо» 2-м изданием вышла повесть об Афганистане Олега Буркина – офицера запаса, который живет и работает в Минске

Автор печатается в российской литературно-художественной периодике. Знают о нем и читатели белорусских журналов – публиковался в «Нёмане» и «Маладосці». Сегодня поэт, прозаик и кинодраматург Олег БУРКИН – гость «СВ».

– Олег, означает ли переиздание твоей повести об Афганистане «Хуже войны», что интерес к той войне в постсоветском обществе жив?

– Конечно, прежней боли, связанной с Афганистаном, нет. После вывода советских войск из Республики Афганистан выросло целое поколение, которое смутно представляет, что происходило на самом деле два с лишним десятка лет назад в далекой южной стране. Да и ура-патриотические «шедевры» вроде «9 роты» сделали свое дело, изображая эту войну очередной героической вехой в истории страны. Жаль, что сегодня уже мало кто помнит о 15 тысячах наших солдат, павших на этой войне, о миллионах погибших афганцев, о покалеченных судьбах. А ведь война, начавшаяся в Афганистане в конце 70-х прошлого века, продолжается до сих пор. Только гибнут на афганской земле не советские, а американские, испанские, польские солдаты.

Писать повесть «Хуже войны» я начал в 1988 году – накануне вывода советских войск. Считал, что смогу сказать об этой войне то, чего не скажет больше никто. Написав несколько глав, я прервал работу над повестью: начался развал армии и страны. Да, настоящей армии – с традициями и историческим опытом. Меня сократили из рядов Вооруженных сил. Я искал работу, привыкал к новым реалиям «гражданской жизни». Было не до творчества.

Но в конце 90-х возобновил работу над повестью и в течение нескольких недель закончил ее. Повесть была издана минским издательством «Пейто». Затем опубликована в «Белорусской военной газете» и в российском литературно-художественном журнале «Вологодский Лад». И, наконец, в 2008 году ею заинтересовалось крупнейшее российское издательство «Эксмо».

– Ты сам прошел школу Афгана. А все ли сказал в своей повести, что хотел?

– Пытался, но не сумел. Думаю, для этого мне не хватило не только мастерства и таланта, но и мудрости, которая приходит с годами. Не зря же возрастом зрелости прозаика и драматурга считается 40-летний рубеж. Как правило, свои лучшие произведения авторы создают лишь после того, как перешагнут его. Так что у меня еще все впереди.

– Каково твое отношение к уровню разработки «афганской» темы в литературе России и Беларуси?

– В России очень много литераторов, создающих правдивые и талантливые произведения об афганской войне. В прозе это Олег Ермаков, Александр Проханов, Алескендер Рамазанов, в поэзии – Виктор Верстаков, Вадим Дулепов, Михаил Михайлов. В Беларуси знаю нескольких авторов, которые самобытно писали и пишут на эту тему, – прозаики Николай Чергинец и Александр Соколов, поэт Григорий Соколовский. Светлана Алексиевич – не в счет, потому что ее «Цинковые мальчики» – это все-таки художественная публицистика. А вот яркие драматургические произведения об Афгане мне, к сожалению, пока не известны.

– Знаю, что в последние годы ты много работаешь для кино, что удалось воплотить на экране?

– Написал 12 киносценариев. В 2009 году российская продюсерская компания M-Production сняла по моему сценарию четырехсерийный телефильм «В огонь и воду» (режиссер-постановщик Борис Бирман), главные роли сыграли Михаил Пореченков, Вадим Карев, Федор Лавров и Светлана Щедрина. Продюсерский центр «Пирамида» снял по моему сценарию восьмисерийный телефильм «Заяц, жаренный по-берлински». Главные роли в этой комедии, действие которой происходит в годы Великой Отечественной, сыграли Даниил Спиваковский, Инга Оболдина, Артур Ваха, а снял фильм талантливый украинский режиссер Сергей Крутин. Возможно, скоро моими сценариями заинтересуется и «Беларусьфильм».

– А как ты оцениваешь состояние дел в современном белорусском кино?

– После долгих лет застоя наметился наконец прорыв – недавно на экраны вышли две замечательные ленты – «Масакра» Андрея Кудиненко и «Волки» Александра Колбышева. Считаю их подлинными произведениями искусства. «Волки» собрали множество наград на фестивалях, как отечественных, так и международных. Но чтобы белорусское кино вышло на более высокий качественный уровень, нужно отказаться от системы кинопроизводства, которая породила коллективную безответственность. Кто сегодня несет ответственность за миллиарды рублей, выделяемые государством на производство картин и бездарно проедаемые «Беларусьфильмом»? Да никто. А вот если в Беларуси, как и во всем остальном мире, появятся наконец продюсеры – люди, которые не только находят деньги на съемки фильма, но и несут персональную ответственность за его производство и продвижение. Если фильм получается хорошим – продюсер хорошо зарабатывает, если плохим – разоряется. Сегодня таких людей в Беларуси нет. А потому нет и достойных картин.

– А не хотелось ли самому снять кино по своему сценарию?

– Сам снимать не буду: не обучен режиссерскому ремеслу. Но мечтаю, чтобы кто-нибудь экранизировал мою повесть «Хуже войны». Сценарий по ней я уже написал. Он был опубликован в московском журнале «Синопсис и сценарий», получил множество благожелательных отзывов от продюсеров и режиссеров. Была даже договоренность о его покупке. Но до съемок дело так и не дошло. Хотя считаю этот сценарий своей лучшей драматургической работой.

ИЗ ДОСЬЕ «СВ»

Олег Буркин служил в Краснознаменном Туркестанском военном округе. В Ташкент приехал по распределению из Львовского высшего военно-политического училища, которое тогда готовило военных журналистов. Молодой лейтенант, творческая личность и талантливый поэт, он сразу пришелся «ко двору». Много писал, ездил по гарнизонам, расположенным в Узбекистане и Туркменистане. Не раз бывал в командировках и в Афганистане. А потом и служил, как говорили «афганцы», «за речкой» – редактором радиостанции 40-й армии.

Беседовал Кирилл ЛАДУТЬКО