%d0%be%d0%bb%d0%b5%d0%b3-%d0%b1%d0%be%d1%87%d0%ba%d0%b0%d1%80%d0%b5%d0%b2

Есть ли у России планы закупать на Западе системы вооружения, что принципиально нового ожидается в гособоронзаказе на 2015 год, будет ли Минобороны судиться с немецким концерном Rheinmetall, а также какой автомат войдет в состав экипировки «Ратник» и чьи тепловизоры поставят на танк «Армата», рассказал в интервью ТАСС заместитель председателя коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Олег Бочкарев.

 Насколько будет выполнен гособоронзаказ этого года?

— Юридически у нас все контракты текущего года завершены 25 ноября, но, безусловно, есть ряд позиций, которые будут сдаваться до конца года. Я думаю, к этому времени промышленность выполнит свои обязательства примерно на 98%. Это, конечно, предварительная цифра, но Министерство обороны считает ее вполне достижимой.

— Санкции Запада повлияли на выполнение гособоронзаказа?

— На гособоронзаказ 2014 года санкции просто не успели повлиять, потому что на предприятиях есть задел по комплектующим с Украины и из стран НАТО, так называемый страховой запас. На его базе мы готовы работать и в 2015 году, но эта проблематика будет со временем нарастать.

Причем с комплектующими с Украины, конечно же, проще, чем с западными: все, что они нам поставляли, было устаревшим, и, закупая украинское оборудование, мы в большей степени просто поддерживали отношения с братским государством. Кстати, задачу по импортозамещению украинской продукции нам ставил еще Сергей Борисович Иванов, когда был заместителем председателя правительства. Сейчас эта работа просто ускорилась. Надеюсь, мы достаточно грамотно и разумно пройдем этот этап.

— То есть с замещением украинской продукции проблем нет?

— Есть две ложки дегтя. В первую очередь это двигатели для вертолетов, которые поставлялись украинскими предприятиями. Однако в Санкт-Петербурге уже запущен завод по производству таких двигателей, и выход на серийные партии — вопрос времени. Чуть сложнее ситуация с украинскими газотурбинными двигателями для Военно-морского флота, но и в этом направлении есть программа импортозамещения на ОАО «Сатурн» в Рыбинске. Здесь опять же вопрос времени, качества и умения организовать работу руководителей предприятий.

— Какие задачи ставит ВПК перед промышленностью в 2015 году? Подход к формированию гособоронзаказа меняться будет?

— В гособоронзаказе 2015 года будет серьезное новшество — большое количество единственных поставщиков. Мы пошли на это, потому что нет смысла проводить конкурсы по тем позициям, которые делает один производитель. Соответственно, в следующем году мы серьезно сократим время размещения контрактов, потому что создадим перечень единственных поставщиков — их будет более четырехсот. Такого у нас раньше не было. Ну а главная задача — выполнить возрастающие объемы гособоронзаказа.

— И насколько сильно он вырастет?

— Если сравнивать с 2014 годом, то ГОЗ-2015 вырастет более чем на 20%, а ГОЗ-2017 — более чем на 40%. Рынок гособоронзаказа становится все популярнее и популярнее. Он гарантирован и подтвержден деньгами. Кроме того, президент четко обозначил, что расходы на оборонку не будут меняться, независимо от условий экономики.

— Планирует ли Россия закупать готовые системы вооружения на Западе?

— У нас с Европой было широкое взаимодействие по поставкам отдельных элементов комплектующих, но примеров покупки целых систем вооружения очень мало. Если взять историю с «Мистралем», то Военно-промышленная комиссия всегда была против этого приобретения. Покупка французских вертолетоносцев была скорее политическим решением. Сейчас это явный пример того, что лучше не покупать за рубежом системы вооружения. Думаю, у многих этот пример отобьет охоту опираться на иностранное оружие.

— А как обстоит дело с иностранными комплектующими в бронетехнике, производимой российской оборонкой для армии? Их много?

— Из иностранных комплектующих используем только электронно-компонентную базу. В вооружениях для сухопутных войск всегда ориентировались на свои технологии, поэтому здесь проникновение иностранных компонентов незначительное. Разве что на танках у нас сейчас стоят французские тепловизоры, но в перспективе их заменят отечественные.

— На новом танке «Армата» будут французские тепловизоры?

— Однозначно нет. На «Армате» будут уже наши тепловизоры, которые по всем характеристикам заменяют французские. Тепловизоры сделаны еще три года назад, но нужно было время на отработку их характеристик. Конечно, к отечественным системам есть вопросы по эксплуатации, по качеству сервиса, но по крайней мере у нас появилась возможность использовать и применять в новом танке полностью российскую комплектацию.

— Когда танк на платформе «Армата» может пойти в серию? Устраивает ли Минобороны его стоимость?

— Прежде чем производить танк серийно, его нужно проверить в войсках, на это у военных уйдет примерно три года. Первые образцы «Арматы», как известно, пройдут на Параде Победы 9 мая 2015 года, потом эти танки вернут производителю, они будут доработаны и в конце года их поставят в войска для опытной эксплуатации.

Проблема цены машины имеет место быть, но промышленность ее решит. Мы уверены, что этот танк пойдет в серию.

— Продолжает ли немецкий концерн Rheinmetall поставки лазерных имитаторов стрельбы для полигона в Мулине?

— Rheinmetall прекратил поставки по решению немецкого правительства. Сам концерн, конечно, принимал все меры, чтобы поставить ту продукцию, которая изготовлена и находится на территории Германии, но у предприятия отобрана лицензия на эту поставку, и они юридически не имеют возможности передать свои тренажеры российской стороне.

— К Rheinmetall будут предъявлены юридические претензии за срыв контракта?

— Уже принято решение, работа начата. Первые уведомления и документы Минобороны уже направило немецкой стороне, и, по-моему, в начале декабря они туда ушли.

— Чем планируется заменить немецкое оборудование, каков его объем? Как будут до этого тренироваться военные?

— Вместо немецкого оборудования будет отечественное. Там изначально не так много зависело от немцев, так как мы ставили вопрос о локализации производства на территории России, но 10-15% все равно производилось в Германии. А пока наши военные потренируются на этом полигоне без лазерных тренажеров.

— Планировалось построить еще четыре таких полигона с возможностью проводить учебные бои с применением лазерных имитаторов стрельбы. С учетом ситуации на Мулинском полигоне эти планы сохраняются?

— Минобороны примет решение о постройке остальных четырех полигонов, после того как поэксплуатирует Мулинский в полной мере. Естественно, если будет новый полигон, то он будет полностью отечественный, потому что с Rheinmetall мы в эту игру играть больше не будем.

— По некоторым данным, Минобороны заказало модифицированные танки Т-72Б3, которые участвовали в танковом биатлоне. Эта информация соответствует действительности?

— Да, это контракт Минобороны, который уже подписан с «Уралвагонзаводом». В нем несколько сотен машин. Эти танки во время соревнований всему миру доказали, насколько они эффективны по своим скоростным и боевым характеристикам.

— Раньше неоднократно высказывалась идея, что неплохо было бы всю бронетехнику перевести с гусениц на колеса. Есть ли какие-то планы на этот счет?

— Таких планов нет. Всегда есть два вида техники — на гусеницах и на колесах, так было вчера, так есть сегодня, так будет и завтра. Войны разные, места проведения боевых действий тоже разные.

— Завершены ли госиспытания автоматов, которые войдут в комплект экипировки солдата «Ратник»?

— Госиспытания экипировки «Ратник» завершены по всей номенклатуре. Если говорить про эти два автомата — АК-12 и АЕК-971, — то, конечно, больше шансов у Калашникова. Он попроще, в нем меньше деталей, а по своим характеристикам они близки.

Я думаю, что у АЕК будет своя судьба. Скорее всего, он будет использоваться для специальных задач. Можно было бы, конечно, поэксплуатировать оба автомата в течение 2015 года, но мы сегодня работаем в условиях экономических ограничений, поэтому Министерство обороны вопрос поставило таким образом, чтобы в результате госиспытаний был выбран только один автомат.

— Когда будет принято окончательное решение по автомату?

— Я думаю, что это решение будет приниматься в течение первого полугодия 2015 года. Уверяю вас, наши вооруженные силы без автоматического оружия точно не останутся.

Беседовал Алексей Паньшин