%d0%bc%d0%b8%d1%85%d0%b0%d0%b8%d0%bb-%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%81%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d1%80%d0%be%d0%b2

Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров рассказал корреспонденту Pravda.Ru, правы ли те, кто утверждает, что Россия поставляет оружие в Новороссию.

— Со стороны США, еврочиновников и МИД Украины все время слышатся обвинения в том, что Россия поставляет оружие для ДНР и ЛНР. Насколько обоснованы эти обвинения?

— Не думаю, что какая-то государственная политика идет по поставке оружия. Россия заняла более чем осторожную позицию, многие это воспринимают вообще, как отступление, как сдача юго-востока, Донбасса, очень серьезная критикуют Путина в патриотических кругах за отказ поставлять оружие и оказать военную помощь.

Возможно, какое-то оружие проникает в зону боевых действий явочным порядком, потому что граница практически не контролируется. Она всегда плохо контролировалась, у нас не было полноценной границы с Украиной, а когда на границе полная анархия, постоянно ведутся обстрелы, часть пограничных пунктов не контролируется властями в Киеве.

В этой ситуации оружие проникает не только через российскую границу, оно может попадать через границу по морю. Как показывает практика, где бы ни шел военный конфликт, оружие постоянно проникает, даже если нет целенаправленной политики поставок оружия.

Всегда есть заинтересованные стороны, которые организуют поставки, поэтому я думаю, что эти обвинения вряд ли уместны, особенно с учетом того, что США официально поставляют в Сирию оружие, оказывают помощь боевикам, официально ее выделяют.

Я считаю, что России надо действовать зеркально в этом вопросе, вот они выделили 500 миллионов, а помощь боевикам, а мы должны выделить 500 миллионов. Если они, допустим, сирийской оппозиции, боевикам, выделили 500 миллионов, то и мы должны выделить юго-востоку 500 миллионов.

Хотят — поставляют боевикам оружие, хотят — границу нарушают, поставляют наемников, на Украину. Сейчас Запад поставляет наемников, потому что их попросил Порошенко, значит, они считают, что ничего не нарушают. Надо все разоблачать, говорить, что вы сами нарушаете, и вообще вы не соблюдаете международное право, и мы тоже не собираемся.

Если вы будете соблюдать, то и мы будем соблюдать. Надо это четко говорить, не вилять, не делать вид, что мы такие хорошие, мы все соблюдаем, надо четко давать понять, что мы будем действовать зеркально, тогда будут переговоры, договоренности. А если мы будем всегда идти на уступки, соблюдать все законы, когда никто их не соблюдает, мы сами себя и поставим в неудобное положение.

— Украина в свое время поставляла Грузии оружие и добровольцев для борьбы с Россией в Южной Осетии. В Грузию Украина даже направила установки «Бук» и персонал, который проводил обучение. Несмотря на неоднократные просьбы и возмущение российских официальных лиц, поставки осуществлялись и после окончания конфликта.

Может ли Россия продавать оружие Новоросии через третьи страны? Через Южную Осетию, например, она же признала ДНР?

— В Южной Осетии воевали. Ничего удивительного, что эти страны будут поставлять оружие юго-востоку Украины, тем более, если учесть, что они признаны официально Россией, они могут закупать у России оружие, там итак за время десятилетней войны накопилось огромное количество оружия, так что им поставлять оружие не представляет большого труда.

— Насколько оружие в этом конфликте решает проблему определения победителя?

— Безусловно, оружие решает очень много в этом конфликте. Потому что Киеву противостоит мощный регион с семимиллионным населением, но у этого региона нет армии, нет тяжелой техники. Может создастся впечатление, что регион легко задавить. Конечно, легко задавить, если у региона не будет оружия, их там будут расстреливать с гаубиц, установок залпового огня «Град», бомбить, у них же нет такого оружия.

Задача России уравнять шансы в этой войне, чтобы у Юго-Востока было примерно такое же оружие, как у Киева, и тогда сразу станет ясно, что никакой победы Киев достичь не сможет, потому что мотивация воевать есть у небольшой кучки национал-радикалов, которые не являются военными специалистами, не имеют боевого опыта. Они сразу окажутся, ведь по существу они — пустое место, они могут только на Майдане требовать проводить антитеррористическую операцию.

И не видно, чтобы они активно воевали, большие потери несут, уже потери национальной гвардии полторы тысячи человек, это то, что Россия за год в Чечне теряла, а тут всего два месяца прошло. Поэтому, конечно, чтобы все было по справедливости, по честности, надо уравнять шансы.