%d0%bb%d1%8e%d0%b4%d0%bc%d0%b8%d0%bb%d0%b0-%d0%b7%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%bc%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f

Госкорпорация «Росатом» объявила о планах расширения своего присутствия на глобальном рынке начальной стадии ядерного топливного цикла (ЯТЦ) — от добычи урановой руды до производства топлива для АЭС. О роли крупнейшего российского экспортера продукции и услуг в этой области АО «Техснабэкспорт» в реализации планов Росатома РИА Новости рассказала на форуме «Атомэкспо-2015» генеральный директор компании Людмила Залимская.

— К 2030 году Росатом намерен получить более 40% рынка продукции и услуг начальной стадии ЯТЦ. Что предстоит сделать «Техснабэкспорту» для того, чтобы этот показатель был достигнут?

— Во многом масштаб присутствия госкорпорации «Росатом» на указанном вами сегменте мирового уранового рынка определяется поставками нашей компании, поскольку продажа обогащенного уранового продукта (ОУП) и услуг по обогащению урана для реакторов, построенных по зарубежным технологиям, – основное направление деятельности АО «Техснабэкспорт» на протяжении более сорока лет. Этот рынок является наиболее конкурентным и, кстати, наиболее емким. Бизнес-стратегией «Техснабэкспорта» определена ключевая цель – примерно четверть этого рынка к концу следующего десятилетия. Для этого мы, помимо основной активной контрактационной работы с энергокомпаниями, реализуем ряд стратегических проектов, в том числе в альянсе с зарубежными поставщиками продукции ЯТЦ.

Кроме нас на мировом рынке продукции начальной стадии ЯТЦ оперируют и другие отраслевые компании: в части природного урана – АО «Атомредметзолото» и Uranium One Holding N.V., услуги по конверсии, обогащению урана и фабрикации топлива для реакторов советского/российского дизайна предоставляет АО «ТВЭЛ». Таким образом, суммирование «вкладов» каждой компании и приведет нас к искомому результату – рыночной доле в 40% к 2030 году.

— Какими, с точки зрения «Техснабэкспорта», будут основные тенденции на мировом рынке обогащения урана в краткосрочной и среднесрочной перспективе? Возможно ли существенное усиление позиций каких-либо других игроков – европейского консорциума Urenco или французской Areva? Что можно сказать о перспективах Китая на этом рынке?

— Если еще несколько лет назад производители, использующие газоцентрифужную технологию обогащения урана, имели значительное конкурентное преимущество, то сегодня технологические возможности выровнялись, и, наряду с традиционным фактором надежности поставок, стали более востребованными новые инструменты, работающие на укрепление конкурентоспособности. У нашей компании есть потенциальная возможность в перспективе предложить интегрированный продукт по всему ЯТЦ, что может быть особенно интересно как странам, только приступающим к реализации программ развития атомной энергетики, так и странам с атомной генерацией, не имеющим технологий и опыта обращения с отработавшим ядерным топливом. Мы также, безусловно, используем естественное преимущество в географическом положении, обеспечивающие нам близость и к производственно-сырьевой базе, и к заказчикам в различных регионах мира. В целом сегодняшний расклад сил на рынке, по нашей оценке, в ближайшие годы существенно не изменится. Что касается планов КНР в части экспансии на внешний рынок, то мы внимательно отслеживаем развитие ситуации.

— Непростая экономическая ситуация в России сказывается на планах Росатома по тем или иным направлениям. Насколько сильно кризисные явления отразились на планах «Техснабэкспорта»? Есть ли какие-либо очевидные риски? И есть ли при этом для «Техснабэкспорта» окна возможностей для развития бизнеса?

— Здесь ситуация иная. «Техснабэкспорт» работает на западном рынке, принося Росатому ежегодно до половины ее валютной выручки. В этой связи экономическая ситуация внутри страны в какой-то степени даже положительно сказалась на результатах нашей деятельности – в прошлом году девальвация рубля существенно увеличила объем выручки компании в рублевом эквиваленте, полностью перечисляемой в Росатом на финансирование общеотраслевых программ и проектов. Что касается собственно нашего бизнеса, то определенные сложности действительно есть, но связаны они не с российскими реалиями, а с кризисом мировой атомной отрасли. Речь, прежде всего, идет о сохраняющемся постфукусимском синдроме: ряд стран отказались от реализации программ строительства АЭС, другие снизили темпы этого строительства. В результате спрос на мировом рынке товаров и услуг сокращается, цены падают. В качестве примера: цена на единицу работ разделения (ЕРР, условный показатель, характеризующий затраты на обогащение урана — ред.) со 155 долларов за ЕРР в марте 2011 год упала до 85 долларов за ЕРР сегодня. Это, безусловно, осложняет нашу работу.

Вместе с тем кризис – это не только проблемы, но и новые возможности. В частности, в таких условиях растет спрос на комплексные продукты и интегрированные предложения, включающие услуги в начальной и конечной стадиях ядерного топливного цикла. И здесь у нас, благодаря колоссальному технологическому потенциалу российской атомной отрасли, возможности намного выше, чем у некоторых конкурентов.

— В минувшем году объем экспорта компании составил более 2,1 миллиарда долларов, а выручка на глобальном рынке выросла на 10%, превысив 2,2 миллиарда долларов. За счет чего произошел рост выручки? Каковы прогнозные показатели на этот год?

— Чтобы составить правильное понимание о наших экспортных показателях, необходимо учитывать длительность производственных и коммерческих циклов, характерных для атомной энергетики, в полной мере применимых и к торговле ядерными материалами – поставки осуществляются по долгосрочным контрактам, заключаемым на десять и более лет. Это означает, что показатели работы в немалой степени определяются результатами контрактационной работы в прошлых периодах, а также оперативными изменениями в текущей деятельности – изменение опционов, разовые продажи и т.п. Что касается прогноза на 2015 год, могу только заметить, что они, по всей видимости, превысят показатели предшествующего года. Поработаем – увидим.

— На конец 2014 года суммарный объем портфеля долгосрочных заказов «Техснабэкспорта» в сопоставимых ценах оценивался почти в 23 миллиарда долларов. Есть ли целевые показатели по текущему году?

— Да, этот показатель нами, безусловно, отслеживается. Не стану называть конкретных цифр, ограничусь качественной характеристикой – в 2015 году этот показатель очень напряженный, тем более с учетом не вполне благоприятной рыночной конъюнктуры, о которой я упоминала выше.

— Как можно охарактеризовать текущее присутствие «Техснабэкспорта» на региональных рынках? Сообщалось, что в прошлом году компания осуществила порядка 50 поставок урановой продукции заказчикам из 12 стран. Планируется ли расширять поставки за счет новых стран-партнеров?

— Это была предварительная оценка – на самом деле мы осуществили 51 поставку урановой продукции заказчикам из 17 стран: 14 – из стран американского региона, 10 – европейским и 13 – в АТР, на Ближнем Востоке и в Африке. Безусловно, мы не замыкаемся на сложившейся географии поставок и стремимся выйти на новые рынки – так, ранее нами был заключен долгосрочный контракт с ENEC из ОАЭ. Компании из любой страны, планирующей развитие атомной энергетики, являются нашими потенциальными заказчиками.

— Ранее «Техснабэкспорт» в рамках лимитов, согласованных поправкой к Соглашению о приостановлении антидемпингового расследования (СПАР), заключил с энергокомпаниями США более 20 контрактов на поставки обогащенного уранового продукта общей стоимостью чуть менее 6 миллиардов долларов. Как идет выполнение этих контрактов?

— Отвечу кратко – успешно. Все обязательства по контрактам исполняются в срок и в полном объеме. По состоянию на май нынешнего года, лимиты 2014–2020 годов, о которых вы говорите, использованы более чем на 85%. На мой взгляд, можно говорить о том, что в целом мы в значительной степени реализовали возможности, предоставленные упомянутой поправкой к СПАР.

— В прошлом году «Техснабэкспорт» выполнил пилотные поставки для Южной Кореи по новому пути на Дальнем Востоке через порт Восточный. Какие преимущества дает компании этот маршрут? 

— Рынок АТР рассматривается нами как один из наиболее перспективных, и в этой связи оптимизация транспортно-логистических схем доставки продукции заказчикам из этого региона работает на укрепление нашей конкурентоспособности.

В 2012 году мы открыли новый транспортный коридор – по Транссибирской железнодорожной магистрали с отгрузкой через порт Восточный в Приморском крае. К настоящему времени во взаимодействии с ключевым дальневосточным партнером, «Восточной стивидорной компанией», в пилотном режиме выполнено семь отгрузок обогащенного урана в Японию и Республику Корею, в том числе для нашего заказчика в ОАЭ – компании ENEC. Отработана логистика поставок – от российского завода-производителя обогащенного урана до зарубежного потребителя.

В этом году мы переходим на режим регулярных экспортных отгрузок обогащенного урана через порт Восточный. В планах на ближайший год – открытие дальневосточного маршрута для приемки импортируемых из стран АТР грузов.

Новый маршрут транспортировки позволил уменьшить число перевалочных пунктов, а также сократить время доставки урановой продукции в Японию и Республику Корея до трех–четырех недель по сравнению с двумя–тремя месяцами при использовании традиционных маршрутов через США.

Регулярное использование дальневосточного коридора открывает перспективы организации транзитных перевозок ядерных материалов в Японию и Республику Корея через территорию России из Казахстана и Европы. Интерес к этому уже проявили ряд наших зарубежных партнеров.