%d0%bb%d0%b5%d0%be%d0%bd%d0%b8%d0%b4-%d1%80%d0%b5%d1%88%d0%b5%d1%82%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%b2

Развенчанию мифов и лжи о Первой мировой войне посвящена трехтомная монография, созданная учеными Российского института стратегических исследований (РИСИ). Трехтомник выпущен в рамках выполнения спецпроекта РИСИ по исследованию Первой мировой войны и роли России в ней. Как рассказал в интервью ТАСС директор РИСИ Леонид Решетников, это должно хоть в какой-то степени заполнить 100-летнюю пропасть молчания в нашей стране о Второй Отечественной войне.

— О Первой мировой войне сейчас пишут много. Чем выделяется на этом фоне труд вашего института? Что нового заключает он в себе?

— Это специальный проект нашего института, очень важный для нас проект.

Ведь посмотрите: Первая мировая война для нашего народа — забытая война. Более того — оболганная, ошельмованная и затем выключенная из памяти. И вот этот трехтомный труд мы постарались посвятить прежде всего разоблачению и критике мифов и легенд по поводу Первой мировой войны, которые сложились в советское время и частично в постсоветское время.

— Что это за мифы?

— Ну, во-первых, главный миф о том, что война была крайне неудачной для Российской империи. А вот мы — хотя не только мы, ибо над трехтомником работали не только ученые нашего института, но и исследователи из других институтов, и зарубежные авторы, — мы в этом труде четко показываем, что для Российской империи Первая мировая война была в целом победоносна! Неудачи случались, правда, но побед было больше, и это были громадные победы. По состоянию на 2 марта 1917 года, когда империя пала жертвой революции, когда война для нее закончилась, линия фронта проходила практически по государственной границе. Конечно, если исключить Царство Польское, которое само по себе было потеряно. На момент своей гибели Россия уступила из своих земель какую-то мелочь, и то лишь на западе. А южнее контролируемая нами территория включала часть Австро-Венгрии, часть Румынии и огромную часть Турции!

То есть признать ее неудачной войной — это означает проявить просто глупость! Да, был неудачный 1915 год. Но был удачный 1914-й и удачный 1916-й. И в целом, повторюсь, до момента революции Россия не сдвинулась вглубь своей территории почти ни на шаг.

Второй миф — потери. Якобы гигантские потери. Мы взяли все возможные данные, проанализировали оценки советских авторов, одновременно — исследователей этой темы из Белого движения. Их оценки при полярной противоположности позиций колеблются от миллиона трехсот до миллиона четырехсот пятидесяти тысяч человек безвозвратных потерь. Это много. Но это много меньше, чем потери других стран коалиции.

Ну а следующий миф всем известен: будто бы та война, которую в России назвали Второй Отечественной, народу была ненавистна и поддержки в народе не имела. А мы показываем, что Первая мировая война вплоть до конца февраля 1917 года воспринималась народом как война справедливая! Большей частью нашего народа, во всяком случае. Кроме верхушечной части аристократии, крупной либеральной буржуазии и революционеров, которые начали раскручивать идею несправедливости войны и необходимости смены режима.

-Тогда тоже были «белоленточники»?

— Да, «белоленточники», — кстати, совпадающие с нашими. Мы это тоже показываем.

И одна из главных мифологических тем, конечно, — это попытка некоторых западных историков приписать Российской империи агрессивные намерения, объявить ее чуть ли не виновной в развязывании Первой мировой войны. В нашей монографии четко, на документах показано, кто развязал войну. Показано, что Германия первой начала агрессию. Россия же вступала в войну практически из морально-нравственных побуждений, защищая дружественную Сербию. И никаких оснований утверждать, что Россия планировала эту войну, нет. Мы показываем на документах, что план перевооружения армии в России должен был закончиться в 1917 году. Если уж что-то подозревать агрессивное за Россией, то, наверное, логично было бы привязывать это к данному сроку. А вот немцы свое перевооружение закончили к 1914 году! Поэтому они спешили, им надо было срочно нападать, пока у них было преимущество.

Кроме того, мы просто даем описание войны. Мы ведь сегодня ничего не знаем о ней. А это была героическая война! Было очень много подвигов — подвигов и простых солдат, и офицеров, и генералов. А что мы знаем об этом?

Например, Кавказский фронт, где наши одержали блестящие победы во главе с генералом Юденичем, с генералом Пржевальским…

— Юденич для нас так и остался врагом революции, как при советской власти внушили…

— А ведь это был один из самых талантливых полководцев той эпохи! В то же самое время английские и французские полководцы штурмовали Дарданеллы. Кто там когда-нибудь проплывал, мог видеть, как все буквально заставлено памятниками турецким воинам, не пропустившим англичан. А Юденич в это время громил турок в ходе совершенно блестящих операций и хорошо продвигался вперед!

Или, например, что нам известно об участии армянских дружин в той войне? Ничего не известно! А ведь армяне под командованием талантливого генерала Андроника делали чудеса!

Мы в монографии говорим и о казачестве, кубанском и терском, и о Персидском фронте — то есть о том, что по большей части так и осталось неизвестным следующим поколениям россиян. А ведь это героические страницы русской истории, по-настоящему героические!

— Что говорится про подвиги рядовых солдат?

— Солдатских подвигов было очень много. И, кстати, совершали их воины самых разных народов. Можно вспомнить, к примеру, про Дикую дивизию, состоявшую из кавказских горцев. Они особенно отличались, когда было задание добыть языка или совершить короткий разведывательный рейд в тыл врага. Абсолютную проявляли храбрость при этом!

Я читал донесения, приказы о награждении этих воинов Георгиевскими крестами. Для иноверцев, мусульман тогда предусматривались кресты без изображения Георгия Победоносца. Так я сам читал в архивах заявления этих чеченцев, ингушей, кабардинцев, чтобы им дали крест со всадником: «Дайте с джигитом!».

Подвигов было очень много! Среди рядовых было большое количество награжденных и тремя, и четырьмя крестами — а Георгиев тогда не зря давали.

Черчилль сказал: «Россия три года выдерживала натиск трех империй — Германии, Австро-Венгрии и Турции». Разве можно было это сделать, если бы та война не была по-настоящему народной?

— Раскрывается ли в монографии тема революции?

— В конце мы пишем, кто проиграл войну, кто сдал страну. Сдала сначала буржуазная Россия, Российская республика. А потом уже полностью сдали большевики. Они просто полностью капитулировали и тем свели на нет все подвиги, все жертвы Первой мировой войны.

И мне, тем более как внуку погибшего в Брусиловском прорыве деда — унтер-офицера, представляется долгом говорить правду о Первой мировой войне. Надо вернуть историческую память об этом подвиге России, ее народа.

Беседовал Александр Цыганов