%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%8f-%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bc%d0%bd%d0%b8%d0%ba

Противоракетная оборона в Европе нужна для защиты от любых иранских ракет, а не только ядерных. Об этом заявил официальный представитель американского Госдепа Джон Кирби. По его словам, именно этой позиции Соединенные Штаты придерживались всегда. Ранее в интервью телеканалу NewsAsia в Куала-Лумпуре глава российского МИД Сергей Лавров отметил, что президент США лукавил в своих заявлениях о ненужности системы ПРО при решении иранского ядерного вопроса. Начальник отдела по работе с силовыми структурами, военный обозреватель «Ленты.Ру» Илья Крамник ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Максима Митченкова.

— Как вы видите ситуацию, для чего делались подобные заявления? Кто действительно в этой ситуации прав?

— На самом деле история начинается довольно давно. Если мы вспомним начало середины 2000-х, еще при администрации Джорджа Буша, то речь шла именно об угрозе получения Ираном ракет с ядерными боевыми частями. Всегда это было взаимосвязано — развитие иранской ракетной техники и угроза появления у него ядерного оружия. Об угрозе иранских ракет без ядерных боевых частей никто всерьез не говорил. В том числе можно сказать, что это и потому, что само по себе развитие иранской ракетной техники находится на недостаточно высоком уровне для того, чтобы ракета без ядерной боевой части нанесла какой-то серьезный ущерб.

— Но вы говорите, что она и сейчас находится на недостаточном уровне, или все это к тем заявлениям Буша?

— Да, она и сейчас находится на недостаточно высоком уровне. Потому что с ростом расстояния падает нагрузка, которую иранские ракеты при иранской технологии могут доставить к цели. Доставка на подобные расстояния более или менее серьезных обычных боеголовок для Ирана просто невозможна.

— Технологии же будут развиваться, система ПРО может пригодиться в будущем?

— Теоретически — да. Но мы сейчас наблюдаем разрыв между теми заявлениями, которые делали США в начале-середине 2000-х годов, и теми, которые они делают сейчас. Они сейчас говорят, что всегда планировали оборону против любых иранских ракет, не зависит от того, ядерная она или нет. Тогда как в середине 2000-х дело обстояло иначе.

— Почему так происходит, никто не может сказать, что система ПРО не нужна, ее нужно убирать?

— В том числе и поэтому. Слишком многие люди потеряют работу и доходы потеряют, если называть вещи своими именами. А если говорить с точки зрения политики, то развитие системы противоракетной обороны Восточной Европы — это очень удобный способ для США закрепиться в этом регионе.

— Но США, наверное, и другую цель преследуют, не только противостоять иранским ракетам?

— Разумеется, в своем теперешнем виде система противоракетной обороны пока недостаточна, но в перспективе может быть развита для того, чтобы представлять угрозу для России.

— Даже несмотря на то, что США постоянно опровергают подобные заявления?

— Да, несмотря на это. Дело в том, что главный вопрос заключается в том, где именно она будет размещена. Если пусковые установки и радары системы ПРО находятся, например, в Турции и Румынии, то действительно для России они практической угрозы не несут. Если же они перемещаются в Польшу, на балтийское побережье или куда-нибудь в Норвегию, а мы помним, что у США есть не только наземные установки, которые они развивают, но и корабли, способные нести ракеты противоракетной обороны, то в этих северных районах они представляют угрозу для России.

— Вернемся еще раз к Ирану. Сейчас, понятно, такие заявления звучат еще в преддверии утверждения окончательного соглашения с Ираном, но если Сенат США, например, эту программу примет, будет ли какая-то другая риторика, будут ли как-то к этой системе ПРО и к Ирану в целом относиться по-другому?

— Мне сложно прогнозировать действия политиков другой стороны, особенно в условиях начинающегося там предвыборного сезона, поэтому я боюсь, что будут самые разные заявления, в зависимости от того, какие очки захотят извлечь для себя участники предвыборной гонки.

— А наращивать систему ПРО будет США в Европе?

— Наращивание систем ПРО, безусловно, будет, просто у них сейчас в планах развертывание, но пока это развертывание касается, в основном, южной Европы и Румынии. Но мы должны помнить, что они развертывают там мобильные установки, которые могут быть куда-то переброшены.