%d1%85%d0%b0%d0%b4%d0%b8-%d0%b0%d0%bb%d1%8c-%d0%b1%d0%b0%d1%85%d1%80%d0%b0

Лидеры коалиции сирийских оппозиционных и революционных сил, объединяющей светских противников режима Башара Асада, решают, принимать ли участие в международной конференции по урегулированию конфликта. Почему правительству Сирии выгодны радикальные исламисты и как должна действовать в сирийском конфликте Россия, «Газете.Ru» рассказал Хади аль-Бахра, член политического комитета коалиции и советник ее президента Ахмада Джарбы.

— Гражданская война в Сирии идет уже несколько лет, но оппозиции, похоже, так и не удалось переломить ситуацию в свою пользу. В чем заключается секрет выживаемости режима Башара Асада?

— Режим не может победить, но и восставшие также не могут одержать победу в краткосрочной перспективе. Появились также и новые факторы: власти в Дамаске привлекли на свою сторону иностранных боевиков, которые приезжают в Сирию при поддержке Ирана, — это представители движения «Хезболла». Есть также и боевики, которые прибывают с территории Ирака. Режим не может выиграть без использования иностранных наемников, его людские ресурсы тоже истощаются.

Все эти факторы ухудшают кризисную ситуацию.

 

 

— Но представители сирийского правительства говорят, что иностранные боевики воюют и в рядах оппозиции. 

— Да, иностранцы есть и в рядах оппозиции, но мы должны четко разделять эти категории. Среди них есть одиночки, которые приехали сами по себе, потому что они разделяют цели нашей борьбы. Есть и те, кто приезжает для того, чтобы оказывать медицинскую помощь сражающимся. Нельзя ставить их в один ряд с боевиками, которые сражаются на стороне режима и приезжают в Сирию организованными группами.

Еще есть и другой тип боевиков — это члены «Аль-Каиды». Эти люди проникают с Сирию с территории Ирака, где они тоже участвовали в актах террора.

Мы утверждаем это, опираясь на факты. Для режима это выгодно, они (правительство. — «Газета.Ru») хотят, чтобы сирийское восстание воспринималось как террористическая активность. Режим сражается с революционными сирийцами, в то время как террористы становятся еще сильнее.

— Кажется странным, что Башар Асад может найти общий язык с подобными людьми. Почему между ними может быть какой-то союз?

— Представьте, есть режим, который незаконно находится у власти. Это диктатура президента, который занимает этот пост уже 12 лет. Между тем сирийцы хотят, чтобы их права соблюдались, и они хотят жить в свободной стране. Для этого надо переписать Конституцию и выбрать себе руководство, которое будет подотчетно гражданам.

Однако, чем больше революция существует без поддержки международного сообщества, тем больше будет экстремистов, которые приезжают в Сирию. Они участвуют в конфликте, а потом едут воевать в другие страны.

Правительство Сирии хочет продемонстрировать, что это не революционеры, а террористы. Сражения между революционными силами и экстремистами доказывают это. Сейчас, как вам, может быть, известно, идут бои между сирийцами, которые представляют патриотические и революционные силы, с экстремистскими группами. Так, например, «Свободная сирийская армия» ведет борьбу и с правительственными силами, и с экстремистами одновременно.

— Вы еще не решили, будет ли ваша организация участвовать в «Женеве-2», но что вы ждете от самой конференции?

— Недавно мы заявили, что поддерживаем идею проведение этой конференции как начало политического процесса. Но окончательное решение будет принято в пятницу или субботу.

— Оказывают ли США какое-либо давление на вашу организацию, подталкивая вас к участию в конференции «Женева-2»?

Было бы неверным говорить, что они откажут нам в поддержке, если мы не будем присутствовать на конференции. Они лишь хотят быть уверенными, что оппозиция поддерживает коммюнике, которое было принято на конференции «Женева-1».

— Какова ваша позиция по поводу участия Ирана в переговорах «Женева-2»?

— Если кто-то хочет играть роль посредника, то он должен занимать срединную позицию, в то время как Тегеран оказывает поддержку группировке «Хезболла».

— В случае вашей победы, каким вы видите будущее президента Башара Асада?

— В Сирии были совершены военные преступления, и сирийский народ будет решать судьбу тех, кто в них участвовал.

Конечно, он не может играть никакой роли в переходной администрации Сирии.

— Каковы будут последствия в случае неудачи «Женевы-2»?

— Если «Женева-2» не состоится, страдания людей продолжатся и это окажет негативное влияние на весь регион и на международное сообщество.

И это число будет только увеличиваться.

— Глава вашей организации встречался недавно с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Какие у вас впечатления от этой встречи?

— Отношения между Россией и Сирией имеют глубокие корни. Москва должна пересмотреть свою политику в отношении Дамаска и понять, что ее интересы в стране будут лучше защищены, если она установит отношения с сирийцами, а не с режимом.

Режим падет, народ Сирии победит, и в интересах России помочь сирийцам обрести их конституционные права.