%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d1%81-%d0%bf%d1%83%d1%88%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d0%bd

Возвращение Донбасса в состав Украины даже в качестве автономии выглядит нереально, в Донбассе используются американские методы ведения войны, а Запад уже фактически начал поставки летальных вооружений Киеву, об этом рассказал в интервью РИА Новости вице-спикер парламента ДНР, полпред на переговорах в Минске Денис Пушилин.

— Считаете ли вы необходимым ввести миротворческий контингент на восток Украины?

— Я не исключаю такой возможности и необходимости, какие-то группы на базе ОБСЕ и РФ для недопущения столкновений и перестрелок. Однако кто это будет, говорить пока рано. Давайте дождемся хотя бы прекращения огня.

— Как вы видите будущую судьбу ДНР и ЛНР в условиях эскалации конфликта? Каковы условия для того, чтобы Донбасс остался в составе Украины и в каком качестве?

— Сейчас преступно даже рассуждать на эту тему. Единое политическое пространство сейчас вряд ли возможно. Иногда нашу ситуацию некоторые комментаторы сравнивают с Россией и Чечней. На самом деле общего мало. В Чечне Россия была вынуждена бороться против террористов, а у нас террористов нет, у нас борются против мирного населения. Геноцид на нашей территории со стороны Киева идет, это совсем не то, что предпринимала Россия на территории Чечни. В Чечне Россия ни на день не прекращала выплату пенсий и финансирование городских бюджетов. У нас идет геноцид, забыть об этом и вернуться в состав Украины в качестве какой-то автономии сейчас выглядит нереальным.

—  Есть ли ответ Киева на ваши призывы возобновить переговоры? Когда они могут возобновиться?

— Нет никаких новостей, нет никакого ответа. Нынешнее руководство Киева находится под влиянием США, которые заинтересованы в продолжении войны. Так что по поводу возобновления переговоров — прогноз неблагопрятный.

— США заявляют, что могут поставить Киеву летальные вооружения. Как это отразится на раскладе сил на востоке Украины? Известно ли вам о поставках других вооружений силовикам из-за рубежа? Какие виды иностранного оружия захватывали ополченцы?

— Поставки уже идут, к сожалению, это так. В Горловке использовали снаряды с маркировкой сил НАТО (они были предъявлены журналистам заместителем командира ополчения Эдуардом Басуриным — ред.). Такие поставки приведут к эскалации конфликта.

Уничтожается огромное количество случайных людей. Разумно было бы этого не допускать и вернуться за стол переговоров, но пока Киев не стремится к миру. Используются преступные, американские методы войны — использование тяжелой артиллерии издалека, что способствует огромным жертвам среди мирного населения. Будет нанесен большой вред нашим республикам. Если Киев сейчас не сядет за стол переговоров, то придется оттеснять силовиков от своих городов. Сейчас мы готовы рассматривать фактическую линию соприкосновения.

— Представители ополчения говорят о наращивании силовиками сил вдоль линии соприкосновения. Есть ли данные о том, что военные готовят наступление и когда? Располагает ли ополчение достаточными силами, чтобы его отбить?

— Если сейчас Украина и перейдет в наступление, то будет использовать необученных юнцов, будет их использовать как пушечное мясо, а офицеры показывают уроки трусости, неофицерское отношение к своим подчиненным. Идет уже четвертая мобилизация. Кто был в приоритете, те были мобилизованы в первые три волны. Они уже уничтожены. Сейчас мобилизуют тех, кто не представляет из себя никакой ценности как специалист. Поэтому мы призываем ее остановить, она незаконная, война не объявлена. На АТО призыв нелогичен абсолютно. Многое зависит от отношения матерей и солдат, в их силах мобилизацию остановить. С учетом того, что используются преступные, американские методы войны — использование тяжелой артиллерии издалека, это способствует огромным жертвам среди мирного населения. Будет нанесен большой вред нашим республикам. Если Киев сейчас не сядет за стол переговоров, то придется оттеснять силовиков от своих городов. Сейчас мы готовы рассматривать фактическую линию соприкосновения.

— До куда вы готовы их оттеснять? До границ Донецкой областей?

— Пока рано об этом говорить, пусть решают военные.