%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d1%81-%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d1%82%d1%83%d1%80%d0%be%d0%b2

Россия готова обсуждать с Египтом поставки «Арматы» после выполнения своих планов по этим танкам нового поколения в рамках госпрограммы вооружений. Об этом, а также о новых крупных контрактах с Египтом в сфере военно-технического сотрудничества, предстоящих поставках самолетов Sukhoi Superjet 100, мерах поддержки российского автопрома и госгарантиях Уралвагонзаводу в интервью РИА Новости рассказал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров. Беседовала Дарья Станиславец. 
— Денис Валентинович, сегодня состоялась ваша встреча с президентом Египта. Не могли бы вы рассказать, какие вопросы обсуждались, удалось ли достичь каких-либо договоренностей?

— Во-первых, мы проинформировали президента о том, как идет работа нашего форума «Диалог Египта и России в области промышленности и торговли», обсуждали вопросы обеспечения инструментов поддержки этого бизнес-диалога, чтобы создавать условия и заинтересованность у наших российских компаний открывать тут производства.

С учетом того, что у Египта есть большой список стран, с которыми есть льготные виды сотрудничества, мы исходим из того, что, выходя на рынок Египта, мы имеем возможность обеспечить поставки в другие страны с общим населением в 1,5 миллиарда человек. Мы достаточно хорошо подготовились к проведению этого переговорного процесса. В традиционных областях это энергетика, это те объекты, которые строились еще в советское время с участием советских предприятий. Это и металлургические комбинаты, опять же созданные с участием российских предприятий. Сейчас речь идет о модернизации, о создании дополнительных мощностей уже по новым технологиям, чтобы обеспечивать производство конкурентоспособной продукции на местный рынок и на рынок третьих стран.

Из перспективных направлений обсуждали вчера и сегодня и информировали президента, что фармацевтика — одно из перспективных направлений с учетом того, что у нас за последние пять лет созданы новые разработки лекарственных препаратов в разных направлениях, которые могли бы быть интересны рынку Ближнего Востока и Африки. Учитывая стратегическое положение Египта в этом регионе, мы рассматриваем возможность открытия здесь совместных производств и в последующем разработки новых лекарственных препаратов с учетом использования наработок и потенциала, который есть у египетских фармацевтических компаний, а таковых на рынке Египта около 120. Сегодня в рамках бизнес-диалога проводим круглые столы по этой тематике. Считаю, что мы, обеспечив регуляторные меры по вхождению на рынок двух стран наших препаратов, достаточно быстро обеспечим рост и развитие в этом направлении.

Мы обеспечили презентацию для египетских авиакомпаний двух самолетов SSJ100, которые находятся в международном аэропорту Каира. Это пассажирская версия в 95 мест и VIP-версия, которую мы традиционно демонстрируем нашим коллегам за рубежом и внутри страны. Мы договорились с министром гражданской авиации, министром транспорта, что после завершения демонстрации специалистам, которые заинтересованы в приобретении самолетов, а речь идет о возможности поставок 12 самолетов плюс опцион еще на 12 самолетов, мы должны предоставить наилучшие финансовые условия. Сейчас этот вопрос прорабатываем. По завершении презентации и возвращении самолета в Москву специалисты из Египта пролетят на этом самолете, чтобы воочию ознакомиться в полете с его возможностями.

Мы, конечно же, на встрече с президентом и вчера с министром обороны затрагивали темы, связанные с военно-техническим сотрудничеством.

Египет — наш традиционный партнер в области ВТС. На сегодняшний день мы видим перспективы заключения дополнительных контрактов помимо тех, которые сейчас исполняются. Это и самолеты, и вертолеты, и сухопутная техника, зенитно-ракетные комплексы.

Поскольку это деликатная сфера, мы не будем освещать все подробности, но могу сказать, что портфель заказов внушительный. Мы на сегодня с Египтом обеспечивам постоянную динамику развития этого направления. Египет входит в пятерку крупных покупателей по ВТС.

Достаточно большой спектр вопросов затрагивался с кабинетом министров и у президента. Это обеспечение логистического центра по хранению и транспортировке зерна. Египет — один из самых крупных потребителей зерна в мире, а мы крупные экспортеры зерна, и с учетом перcпективы роста объемов потребления до 7 миллионов тонн зерна в год, мы рассматриваем и такую перспективную нишу не только по хранению и транспортировке зерна в близлежащие страны с Египтом, но и по переработке сельхозпродукции, строительству кормозаготовительных заводов, чтобы обеспечить развитие животноводства на территории Египта. Они очень заинтересованы в этом, и мы широко смотрим на наше сотрудничество в этой части.

И достаточно неожиданная тема появилась в рамках подготовки нашей бизнес-миссии. Это новые технологии в области строительства жилых комплексов, в частности компания «Мортон», которая имеет большой опыт на российском рынке жилья. Мы предлагаем построить здесь жилищно-строительный комбинат по производству стройматериалов и строительство самого жилья на взаимовыгодных условиях. Уже подготовлен меморандум, сегодня будет подписываться. Мы рассчитываем на то, что проект коллеги будут реализовывать вместе с нами.

За прошлый год товарооборот вырос, составил почти 5,5 миллиарда долларов за год. С учетом того, что египетская сторона увеличила поставки сельхозпродукции, думаю, что по итогам этого года динамика сохранится положительная. Мы будем стремиться к увеличению нашего торгового оборота именно за счет создания совместных производств на территории Египта, и это даст возможность увеличения взаимных поставок.

Нельзя не затронуть тему, связанную с тем, как обеспечивать эту инвестиционную составляющую. Мы достаточно хорошо в этой части подготовились, в рамках нашего визита принимал участие РФПИ.

У РФПИ создано несколько совместных фондов — с Китаем, Саудовской Аравии, с Кувейтом и с ОАЭ, и мы имеем уже предварительные договоренности о том, что часть проектов, в том числе те, которые я уже перечислил, может финансироваться совместным российско-эмиратским фондом. Сегодня коллеги договорились, что будет создан аналогичный фонд с частными и государственными банками Египта, такой трехсторонний российско-египетско-эмиратский фонд, чтобы обеспечить на конкурентных условиях финансирование совместных проектов РФ и Египта. С российской стороны это РФПИ.

— В какие сроки могут быть поставлены SSJ100? Рассматривается ли вопрос предоставления кредита под лизинг этих самолетов или будет, например, участвовать в софинансировании РФПИ, как он делает это с поставками SSJ100 в Китай?

— Вы привели хороший пример. Мы недавно в рамках визита Си Цзиньпина в Москву подписали соглашение о создании отдельного фонда на сумму 3 миллиарда долларов, который будет обеспечивать с РФПИ и китайскими партнерами закупку и дальнейшую поставку на китайский рынок, на рынок Юго-Восточной Азии самолетов SSJ100 в количестве примерно 100 единиц.

Поэтому мы разные варианты предполагаем использовать в поставках самолетов на рынок Египта, в том числе возможны и такие механизмы, как с Китаем. Это и компенсация процентов по кредитам, которые мы предоставляем ВЭБу при привлечении зарубежными покупателями кредитов, могут быть разные инструменты, все зависит от того, какой оптимальный вариант выберет египетская сторона.

Мы готовы, и у нас есть опыт и возможности обеспечивать широкий спектр финансовых механизмов. Мы готовы и проводим эти переговоры.

Исходя из количества 12 плюс 12, мы сможем в течение трех лет обеспечить поставку этих самолетов, если будет в ближайшее время принято решение египетской стороной. Поставку 24 самолетов мы сможем обеспечить в течение трех лет.

— А когда могут начаться поставки первых самолетов? В ближайший год?

— В ближайший год это сложно, так как есть слоты и заказчики, с которыми уже подписан контракт. Думаю, что начиная с конца следующего года сможем начать обеспечивать поставки.

— Какие проекты обсуждались по линии «Вертолетов России»? Египту интересны гражданская и военная составляющая? Какие-то конкретные договоренности есть?

— Традиционно на египетском рынке используются вертолеты силовыми структурами. Без дополнительных деталей могу сказать, что мы увеличили объемы контрактов на поставку своей вертолетной техники в Египет — транспортных и боевых.

Что касается гражданского сектора, мы вчера подробно говорили с министром транспорта и министром гражданской авиации о том, чтобы развивать это направление. У нас есть что предложить нашим партнерам — это и гражданские вертолеты Ми-17 в разных версиях, это и вертолет Ми-38, сертификат на который мы должны получить до конца следующего года, это и вертолеты «Ансат» и Ка-226, на которые уже имеются сертификаты гражданского использования для разных вариантов — и для пассажирских перевозок, и для спецслужб, и медицинские варианты. Мы готовы обеспечить (поставки – ред.), поэтому мы проводили подробные презентации. Думаю, что коллеги должны проявить заинтересованность.

— Появились сообщения о том, что Египет заинтересован в российских танках «Армата». Действительно ли это так? Это обсуждалось на переговорах в рамках бизнес-миссии?

— Мы, конечно же, будем заинтересованы на каком-то этапе, после того, как выполним те заказы, которые сегодня существуют в рамках исполнения госпрограммы вооружений. Мы начинаем уже предлагать иностранным партнерам. Президент Египта присутствовал на параде 9 мая и видел нашу технику, и «Армату» в том числе. Думаю, если коллеги заинтересуются этим танком, мы будем готовы обсуждать эти вопросы.

— В бизнес-миссии принимают участие наши крупнейшие автопроизводители. Это «АвтоВАЗ», у которого есть здесь сборочное производство, КАМАЗ, ГАЗ. Какие конкретно проекты обсуждаются по автопрому в Египте?

— После завершения модернизации производственных мощностей «АвтоВАЗом», это произойдет в ближайшее время, компания сможет обеспечить производство не меньше 3 тысяч автомобилей в год. Мы рассчитываем, что в этом году это будет около 2,5 тысячи, с выходом на эти объемы (на 3 тысячи) со следующего года.

Что касается КАМАЗа, УАЗа и ГАЗа, то коллеги проводили переговоры, у них есть опыт сборки автомобилей здесь и тем более поставки и эксплуатации на египетском рынке. Думаю, что наши компании смогут обеспечить совместное производство и поставку комплектующих, чтобы обеспечить спрос на рынке Египта. Проекты по сборке у этих компаний не исключены.

— С начала года продажи и производство автомобилей в России заметно снизились. Считаете ли вы меры поддержки, которые уже приняты, достаточными или нужны дополнительные меры?

— Мы обеспечили, я считаю, максимум мер поддержки, которые были бы возможны с точки зрения своевременности оказания дополнительной поддержки производителям и рынку. Мы в данном случае оказываем поддержку не только нашим автопроизводителям как производственным единицам. Это меры, направленные именно на поддержание спроса нашими потребителями, которые должны быть мотивированы.

Мы создали сегодня самый широкий спектр возможных вариантов, при котором наш покупатель может воспользоваться и льготным кредитом, и льготным лизингом, и через программу спроса скидками по утилизации, и trade-in, это и прямые закупки государственными муниципальными и региональными ведомствами. Я думаю, что те меры которые уже сегодня сформированы, должны дать соответствующий эффект.

— Может ли программа обновления автопарка, принятая в РФ, если будут исчерпаны выданные на нее 10 миллиардов рублей, быть продлена на второе полугодие 2015 года? Или это не рассматривается?

— Мы всегда готовы будем подставить плечо нашей промышленности, но мы исходим из того, что есть еще определенный запас средств по этой программе, где-то примерно 8 миллиардов. Мы довели 10 миллиардов до предприятий и 2,5 миллиарда уже освоены с точки зрения реализации программы, мы исходим из такого запаса (около 8 миллиардов). Всего продано по программе поддержки спроса на вчерашний день около 95 тысяч автомобилей. Но мы еще имеем определенный запас, видим быстрый и неожиданный спрос по программе льготного автокредитования. Мы будем смотреть, по каким направлениям оказывать поддержку, когда почувствуем, что средства будут подходить к завершению.

— В бизнес-миссии участвует Уралвагонзавод. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил до 1 июня представить госгарантии УВЗ. Завод запросил сумму до 60 миллиардов рублей. Согласована ли сумма поддержки? Сколько она составляет?

— От корпорации Уралвагонзавод, в которую входят и другие предприятия, в общей сложности первоначальная заявка была на 60 миллиардов рублей. Пока мы предварительно согласовали сумму почти в 20 миллиардов рублей. Эта цифра прошла нашу комиссию и направлена в Минфин. Если коллеги (УВЗ) обоснуют такую потребность через план финансового оздоровления, который сейчас на этапе подготовки и рассмотрения, мы готовы будем поддержать. Но из сегодняшних документов пока подтверждены 20 миллиардов.

— Но может быть и больше, если будет представлен четкий план? 

— Да, конечно.