%d0%b0%d0%bd%d1%82%d0%be%d0%bd-%d0%ba%d0%b0%d0%bf%d1%80%d0%b0%d0%bb%d0%be%d0%b2

Депутат Яроблдумы Антон Капралов рассказал о своем знакомстве с крымчанами и «русской весной».

Сегодня тысячи россиян рвутся в Крым, чтобы увидеть возвращение легендарного полуострова в состав России. Кто-то едет как представитель СМИ, кто-то добровольно вступает в народные дружины, кто-то просто хочет побыть зрителем в театре исторических событий.

За несколько дней перед референдумом в крыму побывала официальная российская делегация, в составе которой был самый молодой депутат Ярославской областной думы Антон Капралов. После своего возвращения он рассказал «Ридусу» о «русской весне», крымских татарах и правом секторе.

— Антон, сколько дней ты провел на Украине?

— Три дня.

— Как ты решил туда поехать?

— Идея поездки родилась давно, еще до официальных заявлений Совета Федерации о санкционировании ввода войск в Крым. Но тогда никто не мог санкционировать нашу поездку, потому что еще не было официальной позиции руководства России. Я вхожу в состав палаты молодых законодателей при Совете Федерации. Мы написали письмо-позицию членов палаты молодых законодателей о том, что происходит на Украине. Через два дня Президент обратился к совету федерации и был санкционирован ввод войск на Украину. Это стало отправной точкой, мы поняли, что Россия не останется безучастной в отношении происходящих процессов. Мы вышли с инициативой к Совету Федерации РФ, чтобы разрешить нам эту поездку.

— Как ты туда добирался?

— Из Ярославля ехал на поезде до Москвы, а оттуда самолетом до Симферополя.

— Сколько стоил билет до Симферополя? Возникают проблемы проезде?

— Туда-обратно 8 500 рублей. Но мы столкнулись с определенными проблемами, когда собирались приземляться в аэропорте Симферополя, то капитан объявил, что руководство аэропорта отказывается принимать наш самолет и нам придется возвращаться в Москву. Но через 30 минут, посадку все-таки разрешили.

— Вы договаривались с кем-то о встрече или приехали сами?

— Приехали сами, со встречающей стороной встречались уже после размещения в гостинице. Связь поддерживали с местными организациями их руководителями, администрациями. Они нам советовали, как и где лучше селится, куда ехать.

— СМИ публикуют, что в Крыму невозможно найти гостиницу. Это правда?

— Действительно, сейчас в преддверии референдума 16 марта с заселением возникают большие проблемы, например нам пришлось селится в гостинице, которая не совсем соответствовала тем нормам, которые обычно предъявляются гостиницам. Гостинице меньше года. Она построена в здании, где раньше был автосалон «Ягуар» и теперь так же называется. Отопление отключили из-за аварии, были перебои с электричеством и водой. Не смотря на это, стоимость за два дня составила 750 гривен, то есть 3000 рублей. Для Симферополя это нормальная цена. Но лучше гостиницы нам найти не удалось, потому что все они сейчас заняты представителями СМИ.

— А сами жители сдают жилье приезжим?

— Да, насколько я знаю жители сдают дома и квартиры. Мы нашли даже несколько владельцев, которые предлагали нам снять жилье, но это были частные дома, а у нас была официальная делегация и нужно было оформлять командировочные документы. Поэтому пришлось заселятся в ту гостиницу которая была, да и время не было, нужно было работать.

— Ты был в Севастополе?

— Нет, до Севастополя мы не добрались, основными точками нашего маршрута были Симферополь, Ялта и маленькие города Крыма.

— По развитию инфраструктуры сильно отличается Украина от России?

— Я не заметил сильных различий. Мне Крым очень напомнил Ростов-на-Дону, говор у людей точно такой же: говорят на русском, но с типичным «гхэканьем». Менталитет у людей такой же, люди смотрят те же самые телеканалы, читают те же самые газеты, что и мы. По уровню городской инфраструктуры я был приятно удивлен. По сравнению с дорогами Ярославской области, дороги Крыма находятся в очень хорошем состоянии. По крайней мере, там, где я ездил. Все убрано, тротуары выложено плиткой. Сразу видно, что город нацелен на туристов, потому что они — основной источник доходов. Что касается уровня жизни, то действительно удивило, что цены там такие же как и в России, а местами и дороже, например литр бензина стоит 46 рублей. Но при этом доходы у людей значительно меньше. Средняя зарплата учителя составляет 11 тысяч рублей (в Ярославской области больше 20 000), средняя пенсия — 4 500 рублей (в России уже больше 10 000). Крымчане существуют по настоящему только тогда, когда к ним приезжают люди на курорт, живут доходами от туристов все.

— какова обстановка с преступностью? Гулял ли ты один по улице?

— Во-первых, те слухи и картинки, которые постоянно транслируют в интернете и западных СМИ о толпах русских оккупантов, которые тотально патрулируют улицы Крымских городов не подтверждаются. Я в течении трех дней упорно ходил по Симферополю и искал «зеленых человечков». Хотел сфотографироваться и поговорить, но не нашел ни одного. На каждом углу стоят представители народных дружин, ополченцы. Как правило, это казаки, кроме резиновых дубинок и нагаек у них нет оружия. Что касается преступности — я видел и сотрудников милиции и сотрудников ГАИ, они работают в штатном режиме, у них нет никаких противоречий с гражданами Крыма. Вот только машины тормозят и осматривают гораздо чаще обычного.

По поводу «Правого Сектора», ходят слухи, что они действительно есть и перед референдумом активно занимаются подготовкой к провокациями. Сам не видел, но по словам представителей местной администрации города Саки, по квартирам, деревням, под видом полиции, иногда даже в форме, или представителей избирательной комиссии ходят люди и просят паспорта граждан якобы для сверки со списками избирателей. После этого эти люди пропадают вместе с паспортом. За позавчерашний день было 5 заявлений о пропаже паспорта. То есть людей фактически лишают права проголосовать на референдуме.

— Общался ли ты с Крымскими татарами?

— Да, в Крыму их достаточное количество и у них нет единого мнения по поводу референдума. Я общался и с представителями диаспор и с молодежными объединениями, многие из которых настроены достаточно радикально. Татары ведут сейчас себя достаточно сдержано, т.к. с ними ведется плотная работа. Но громкие провокационные заявления все равно проскакивают. Например, в диаспорах ходит слух, что «власти России уже решили, в случае если Крым присоединяется к России, то татар будут выселять либо на Украину, либо в Сибирь» Многие люди на это клюют и в Россию не хотят.

Для меня стало большим открытием, что среди Крымских татар существует сильное вакхабитское течение. Они там действительное есть. И как говорили мне местные жители, если бы не появились на улицах Симферополя наши «зеленые человечки», то в Крыму бы началась резня — приехали бы каратели с западной Украины и радикалы из числа татар их бы поддержали. Вместе они навели бы свой порядок. Т.к. появились неизвестные люди с оружием, этого не случилось, а потому крымские жители очень благодарны России за поддержку. Из уст радикальных Крымских татар я слышал фразу — «У нас пока нет мотивации к активным действиям». Но при этом во фразе звучал намек на то, что мотивация может появиться в любой момент. У многих татар еще остается целью жизни — вернуть себе Крым. Они считают, что Крым это их Родина и они хотят стать его хозяевами. Хотя многие из них родились за пределами Крыма. У них есть свои воинские подразделения, люди которые носят на голове черные повязки, на которых по-русски написано «Воины Аллаха», скорее всего именно для устрашения русских. Но их на улицах я не видел? Обо всем этом мне рассказывали простые жители Крыма.

— Как ты видишь ситуацию с имуществом предприятий Крыма, долгами этих предприятий адаптированием крымчан к законодательству РФ, как ты видишь вхождение крымчан в Российское правовое поле?

— Если разделять мотивацию людей перед референдумом, то я из общения с местными жителями выделил несколько групп. Первая это русские люди, которые всегда считали себя россиянами, говорили на русском языке и хотели быть частью России. Они видят в референдуме шанс исправить историческую несправедливость. Вторая группа — люди разных национальностей, заинтересованные в стабильности в их регионе. Им не важно, где жить в России или на Украине. Они понимают, что Киев сейчас в очень тяжелом положении и никакой стабильности в составе Украины им ждать не придется. Для них самое главное, чтобы своевременно выплачивались зарплаты, пенсии, чтобы делались дороги, чтобы им разрешали говорить на родном языке. Это люди с прагматическим расчетом, поэтому они выбирают Россию. Есть третья группа, ее составляют бизнес-элита региона и политики. Они прекрасно понимают, что если они войдут в состав России, то на их место возможно придут политические лидеры России и ее бизнес. Я разговаривал в Крыму с бизнесменом, который владеет большим земельным участком, но при этом его не застраивает. Его постоянно упрекают в этом. Он рассказал мне, что действительно купил землю 9 лет назад, он хочет в нее инвестировать и ему есть что инвестировать. Но каждые два года встает вопрос о национализации земли, в Украине и в Крыму меняется то законодательство, то власть. Именно из-за такой нестабильности мотивации инвестировать в Крым у крупных бизнесменов нет. В Крыму сейчас не так много потенциальных инвесторов, поэтому в случае наступления порядка и стабильности в первую очередь инвестировать туда начнут русские бизнесмены. Сейчас уже в Крыму начинает развиваться чеченский бизнес. Еще более интересная позиция у мелкого бизнеса. Они хотят быть в составе РФ, но жить хотят по законам Украины, из-за того, что они гораздо лояльнее для ведения бизнеса. Я заметил, что и среди молодежи и среди зрелых людей сильно желание остаться автономией в рамках России. Например, люди часто спрашивали, как они будут проходить службу в армии, в Крыму или других субъектах РФ. Для них это очень важно.

Автономия Крыма — это его проблема. Население республики в составе Украины было полностью изолированным, они сформировали свой мир и свое мировоззрение. Моя позиция заключается в том, что если Крым войдет в состав РФ, то наша задача интегрировать крымчан в Российское гражданское общество.

— А ты общался с теми кто, против отделения?

— Да, среди них есть и русскоговорящие украинцы, которые родились в Крыму. Для них отделение равно предательству. Ну и татары, которые опасаются угнетения, и дискриминации своих прав, как это было и во время великой отечественной, опасения у них есть.

— Много ли россиян сегодня пребывают в Крым?

— Достаточно, но многие едут к родственникам, кто-то возвращается с заработков. Но приезжают и люди, которые хотят быть наблюдателями или хотят поучаствовать в самообороне. Но я считаю, что это нормально.

— Насколько ты веришь в объективность референдума?

— Мне удалось посмотреть украинское ТВ, там была передача с голосованием из студии в Крыму. Вопрос был «С кем вы видите будущее Крыма?» Я поразился, что по итогам 85% голосовавших высказались за Украину. Как оказалось это был местый татарский телеканал, который транслирует на весь Крым. Но СМИ Украины преподносят это как мнение всего Крыма. И я боюсь, что сейчас как раз формирует точка зрения, что люди будут голосовать из под палки, под давлением российских оккупантов, в первую очередь это делается для сведения мирового сообщества. Я присутствовал на инструктаже дружинников, которые готовятся охранять избирательные участки в Ялте. На собрании было более 100 человек и они подробно разбирали, что они будут делать при тех или иных провокаций.

— Какие возможны провокации?

— Например, могут украсть урны, или вылить чернила в урну, чтобы испортить бюллетени. Вбросы, захваты участков. Очень надеюсь, что этого не случится, но крымчане готовы защитить свой референдум. Люди приходят сами, хотят чтобы все было по честному, им никто не платит и не заставляет это делать. Единственное серьезное опасение, которое у меня есть это срочность референдума. За такой короткий срок нельзя все провести гладко. Например, я не видел приглашений, многие люди не знают, где их изибирательный участок. Есть листовки, которые говорят о 3х вопросах и призывают ставить две галочки, то есть фактически портить бюллетень.

— Насколько ты видишь повторение такого сценария на Востоке Украины.

— Сложно об этом говорить, потому что меня там не было. Позицию по Крыму я сформировал в последние 3 дня, до этого Крым был очень далеким местом. Была своя Ярославская область, проблемы которой я решал. Но погружаясь в обстановку на Украине я пришел к выводу, что это наши люди и их нельзя бросать, что бы там не говорил оппозиционеры. Никто же не призывает отделять дотационные русские регионы, Сахалин, Магаданскую область. От присоединения Крыма Россия не обеднеет.

— как ты видишь национальный вопрос в Крыму?

— Очень пугает противопоставление крымчанами всего русского всему украинскому. Люди натерпелись, поэтому любая «украинщина» вызывает у русских агрессивное отторжение. В частности в этом виноваты и российские СМИ, которые всех украинцев выставляют националистами. Именно поэтому нельзя допустить размежевания двух родных славянских народов. К сожалению, за 20 лет Украинской самостоятельности не появилось у наших соседей людей, которые смогли объединить жителей Украины в единую нацию и были бы готовы принимать решения за всю страну. Конечно вмешательство России в дела Украины может быть расценено многими как нелигитимное, но я не считаю Украину чужим государством. Россия должна способствовать формированию украинской элиты, в первую очередь пророссийской. Но над этим надо работать.

— Крым показал нам пример гражданского общества?

— Да, эта проблема объединила абсолютно всех. Я ходил по улицам многих Крымских городов, видел, как люди собирают помощь для дружинников. Днем люди зарабатывают деньги на жизнь, а после работы идут патрулировать улицы. Проблемы объединяют, но я надеюсь, что Россия сможет вырастить таких граждан без катаклизмов. Но даже сегодня видно, что Российское общество объединилось ради Крыма. До этого момента я никогда не видел такого единения всех партий и общественных организаций, которые выступили в поддержку жителей Крыма.

— Многие блоггеры пишут, что ситуация в Крыму показала, что антикремлевской оппозиции нет, есть антирусская. Согласен?

— Мне кажется, что люди, которые называют себя оппозицией имею только одну возможность оставаться в повестке дня. Они ждут, когда Кремль оформит свою позицию по тому или иному вопросу, после чего высказываются против. Мне кажется, они не всегда согласны с тем, что они говорят, но другого варианта создавать пиар у них нет. Им нужно противостояние и борьба, такая у них непростая работа, наверно это правильно, когда есть альтернативная точка зрения, это один из принципов демократии.

— Каков твой прогноз на референдум?

— Думаю, порядка 70% процентов крымчан выскажется за вхождение в состав РФ.

Артем Фролов