%d0%b0%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%be%d0%bb%d0%b8%d0%b9-%d0%bd%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%87%d1%83%d0%ba

И. КОРОТЧЕНКО: В студии заместитель командующего войсками космического командования войск воздушно-космической обороны России генерал-майор Анатолий Нестечук. Говорим об обеспечении безопасности России в космическом пространстве. Это одна из тем нашей сегодняшней передачи. И эта одна из главных задач космического командования войск воздушно-космической обороны. Тем более, что 1 декабря войска ВКО отмечают свой профессиональный праздник. И одно из ключевых составляющих войск ВКО является космическое командование. Что это за структура? Какие задачи выполняют войска космического командования? Какими силами и средствами оно располагает для решения поставленных задач?

А. НЕСТЕЧУК: Космическое командование было создано одновременно с созданием войск воздушно-космической обороны. И 1 декабря исполняется три года со дня создания оперативного объединения войск воздушно-космической обороны космического командования. Космическое командование как оперативное объединение предназначено для решения — это очень важно отметить, потому что в составе вооружённых сил страны в составе других видов, родов войск, такого объединения, которое бы самостоятельно решало три стратегические задачи, нет. Главная наша задача — обеспечить достоверную информацию предупреждения о ракетном нападении Верховного главнокомандующего страны, министра обороны, высшие органы государственной власти военного управления о ракетном нападении на Российскую Федерацию. Своевременно обнаружить старты баллистических ракет, вести непрерывную разведку космического пространства и управлять отечественной орбитальной группировкой космических аппаратов. Приятно, что уже в течение этих трёх лет все эти задачи войсками космического командования выполняются чётко, и самое главное, гарантированно позволяют с уверенностью говорить о том, что срывов в их выполнении не допущено.

И. КОРОТЧЕНКО: По задачам, которые вы упомянули, стоит задача обеспечения функционирования системы СПРН — системы предупреждения о ракетном нападении. В каком состоянии находится сегодня эта система и наземные, и космические эшелоны, перспективы развития?

А. НЕСТЕЧУК: Система предупреждения о ракетном нападении — наше национальное достояние. И главный центр предупреждения от ракетном нападении является нашим основным соединение, которое предназначено как раз для решения столь важной для нашего государства стратегической задачи своевременного обнаружения стартов баллистических ракет и выдачи информации о предупреждении ракетонападения ракет на Российскую Федерацию. Вы совершенно правильно отметили, что отечественная система, также как и аналогичная система США состоит их двух компонентов — космического и наземного сегментов системы предупреждения. Мы говорим космический эшелон и наземный эшелон системы предупреждения от ракетном нападении. Что касается космического эшелона, то в 2014 году космический эшелон в составе космических аппаратов, входящих в этот эшелон, позволил обнаружить все старты баллистических ракет с территории наших партнёров и тем самым подтвердил то, что космический эшелон российской системы предупреждения от ракетном нападении сегодня гарантированно выполняет поставленные перед ним задачи. С точки зрения перспектив развития космического эшелона, я хочу отметить, что мы сегодня ведём очень серьёзную работу над созданием нового сегмента системы предупреждения о ракетном нападении. Я думаю, что в ближайшей перспективе, не буду говорить о конкретных сроках, этот космический эшелон будет введён в эксплуатацию, что позволит нам вести непрерывный и глобальный контроль всей территории акватории Мирового океана, Мировой территории с точки зрения выдачи информации предупреждения при старте баллистических ракет с любого места Земного шара. Что касается наземного эшелона системы предупреждения о ракетном нападении, то по состоянию на сегодняшний день мы жёстко выполняем те требования, которые нам поставил Верховный главнокомандующий Владимир Владимирович Путин, те требования, которые поставил и лично следит за их исполнением министр обороны РФ генерал армии Шойгу Сергей Кужегетович. Сегодня наземный эшелон развивается настолько мощно, что по состоянию на сегодняшний день мы уже имеем гарантированно непрерывное радиолокационное поле всей территории Российской Федерации, а на некоторых направлениях, касается западных, северных территорий Российской Федерации даже двойное сплошное радиолокационное поле. Только в этом году мы планируем поставить на боевое дежурство две новые радиолокационные станции высокой боевой готовности. Одна из них будет поставлена на боевое дежурство в Калининграде. Другая будет поставлена на боевое дежурство в Иркутской области. В этом году мы планируем поставить на опытное боевое дежурство две ещё новые радиолокационные станции системы предупреждения о ракетном нападении, что соответственно позволит решить самую главную задачу, которую перед нами сформулировал Верховный главнокомандующий — обеспечить гарантированное предупреждение о ракетном нападении с точки зрения как космического так и наземного эшелона.

И. КОРОТЧЕНКО: Страны, которые осуществляют учебные пуски боевых ракет. Существует система предварительного уведомления военного руководства России, что такие пуски будут, чтобы это не было принято за несанкционированный пуск? Или же зачастую, когда обнаруживается баллистическая ракета, по факту старта это является форс-мажорным обстоятельством?

А. НЕСТЕЧУК: Действительно, существуют международные договорённости, в соответствии с которыми страны-участники международной космической деятельности, страны, которые обладают баллистическими ракетами, ядерным оружием, они обязаны информировать Российскую Федерацию о возможных испытательных пусках или запусках для того, чтобы исключить все эти нежелательные моменты, которые могут позволить принять неадекватное решение с точки зрения выдачи неправильной информации. Последнее время такие факты не были отмечены, и система не обнаруживала не заявленных пусков и запусков с территории наших партнёров.

И. КОРОТЧЕНКО: Бывает ли в системе ложное срабатывание? Мы помним голливудские блокбастеры, когда компьютер выдаёт информацию о том, что якобы по территории США осуществлён массивный ракетно-ядерный удар, и дальше наступает абсолютно непредсказуемая череда событий. Конечно, это всё фильмы. А в действительности бывают ложные срабатывания? Каким образом они селектируются? Насколько состав дежурных смен готов действовать, когда действительно возникает такая ситуация, если она возникает конечно?

А. НЕСТЕЧУК: говорить о том, что решение этого вопроса зависит исключительно от техники будет немножко неправильно, потому что зачастую для того, чтобы исключить все ненужные ложные срабатывания системы предупреждения о ракетном нападении, следует работать по двум направлениям. Первое — исключить возможное включение самой системы, то есть техники. Второе: исключить неправильные действия боевого расчёта. Бывали случаи, когда допускались срабатывания системы, но действия боевого расчёта были настолько грамотными и чёткими, а самое главное быстрыми, что не позволило в конечном итоге допустить принятия ненужных решений. Чем это достигается? Это достигается высоким уровнем профессионализма боевого расчёта, который эксплуатирует систему. Это наша самая главная гордость — наш боевой расчёт. Второе — ежедневными тренировками, которые проводятся на уровне Генерального штаба вооружённых сил РФ, войска воздушно-космической обороны до отдельного радио-технического узла, который выполняет конкретные задачи. И эти ежедневные тренировки, которые проводятся с целью исключить ложное срабатывание как системы предупреждения о ракетном нападении самой, так и действия личного состава боевого расчёта, позволили нам в 2014 году не допустить таких случаев, когда бы система выдавала информацию ложного предупреждения.

И. КОРОТЧЕНКО: Я правильно понимаю,что РЛС высокой заводской готовности типа «Воронеж» имеют очень большой модернизационный потенциал? Почему я это спрашиваю? Несколько лет назад был на объекте в Лехтуси. И при докладе командир объекта сказал, что потенциал модернизации огромный за счёт в том числе и новых алгоритмов расширения технических возможностей, это действительно — есть возможность наращивать характеристики в перспективе даже уже не тех станций, которые будут смонтированы, заступят на боевое дежурство, ну РЛС первых годов выпуска класса «Воронеж»?

А. НЕСТЕЧУК: Наверное, история сама по себе воздаст должную честь и славу конструкторам этого оружия под названием радиолокационная станция высокой заводской готовности, но уже сегодня, вы правильно отметили, что созданные умом российских конструкторов эти радиолокационные станции позволяют не только модернизировать их постоянно, но и наращивать их боевой потенциал. Те боевые возможности, которые заложены сегодня в современных станциях высокой заводской готовности по дальности обнаружения, по точности определения координат обнаруженных целей, по достоверности информации обнаружения уже говорят о том, что аналогов в мире не существует. Подтверждением такого факта, о чём я говорю, являются действия нашего боевого расчёта на новой радиолокационной станции в Армавире, которая на этапе проведения государственных испытаний, когда была очень нестабильная обстановка на юге нашего Земного шара — вокруг Сирии, и действия боевого расчёта позволили обнаружить ту цель, которая в самом начале как бы и не была потенциально заложена в боевозможность этой станции. Вместе с тем эта цель была обнаружена. Информация о её параметрах была своевременно выдана в Генеральный штаб вооружённых сил нашей страны, что позволило нашему высшему военно-политическому руководству принять целый ряд политических решений в том числе. Оружие подтвердило свою высокую эффективность. Если сегодня говорить о том, что возможно расширить боевой потенциал этой станции путём наращивания радиоэлектронных комплексов, то это возможно исходя из той необходимости, которая может возникнуть на том или ином стратегическом воздушно-космическом направлении, на том или ином этапе, когда нужно будет принимать такие решения, чтобы с двойным или тройным гарантированием обеспечить работу сил и средств, которая осуществляет выдачу информации предупреждения ракетонападения.

И. КОРОТЧЕНКО: Завершая тему, связанную с системой СПРН, мы можем говорить потому, функционирование надёжно предупредит при любых вариантах развития ситуации. Возможные пуски, которые могут представлять для нас угрозу и соответственно, выдавать эту информацию в том числе первым лицам государства для , если того потребует ситуация, и на санкционирование ответно-встречного удара.

А. НЕСТЕЧУК: Для этого и предназначена система предупреждения о ракетном нападении. Но я бы хотел отметить, что у нас есть и в этом году одна из особенностей в рамках системы предупреждения о ракетном нападении. Это не только работа, связанная с созданием нового эшелона космического, созданием новых радиолокационных станций системы предупреждения, наземного эшелона. Но в этом году в марте мы приняли в боевой состав радиолокационную станцию «Днепр» в городе Севастополь. Министром обороны РФ, командующим войсками воздушно-космической обороны приняты те решения, которые позволят нам приступить к высокой, глубокой модернизации станции в Севастополе. Я думаю, что к концу 2015 года, в четвёртом квартале 2015 года боевой расчёт Севастопольского отдельного радиотехнического узла заступит на боевое дежурство через 22 года, прошедших после того, как они были исключены из системы предупреждения нападения, заступит на боевое дежурство. И мы очень интенсивно сейчас этим занимаемся. Мы провели целый ряд работ, связанных с обследованием технического состояния этой станции, полностью переучили боевой расчёт этой станции, занимаемся модернизацией систем энергообеспечения, технологического обеспечения этой станции, очень гордимся этой работой. С нетерпением ждём того момента, когда Севастопольский узел гарантированно вступит в систему предупреждения о ракетном нападении и будет выполнять задачи предупреждения о ракетном нападении.

И. КОРОТЧЕНКО: Каково количественное и качественное состояние российской орбитальной группировки? Сколько в её составе космических аппаратов военного и двойного назначения?

А. НЕСТЕЧУК: Отечественная орбитальная группировка РФ, я бы сказал несколько некорректно было бы сегодня говорить именно о количественном составе этой группировки. Здесь никакого секрета нет с точки зрения, что в годы зарождения космической эры жизнь космического аппарата, который запускался на орбиту, была небольшой. И отсюда и большое количество орбитальной группировки, которое существовало в РФ. И когда мы говорим о том, что там было когда-то 300 космических аппаратов, 250 космических аппаратов, то сегодня у нас в отечественной орбитальной группировке 130 космических аппаратов. 70% космических аппаратов из этой орбитальной группировки сегодня решают задачи в интересах минобороны РФ, войск воздушно-космической обороны, других структур военного ведомства, которые как раз занимаются тем, что имеют одно из самых важных предназначений — это гарантированно обеспечить военную безопасность РФ в космическом пространстве. Вместе с тем я бы хотел отметить, что войска воздушно-космической обороны, войска космического командования глубоко интегрированы в структуры, которые тоже занимаются космической деятельностью. И по состоянию на сегодняшний день мы как управляем совместно с Роскосмосом, совместно с другими ведомствами определёнными типами космических аппаратов, так и обеспечиваем запуски всех космических аппаратов РФ, независимо, в чьих интересах они осуществляются. Хотел бы отметить, что к таким космическим аппаратам двойного совместного назначения можно отнести космические аппараты «Спектр», аппараты серии «Фотон», «Бион», «Ямал», «Экспресс», все эти космические аппараты являются космическими аппаратами двойного назначения и управляются в том числе нашими боевыми расчётами. Хотел бы отметить, что в 2014 году главным испытательным космическим центром им. Германа Титова осуществлено и успешно проведено, самое главное, без срывов, нарушений технической дисциплины, более 350 тыс. сеансов управления. Ежедневно боевые расчёты главного испытательного космического центра в количества около 1500 человек от Камчатки до Калининграда заступают на боевое дежурство и осуществляют проведение сеансов управления. Скажу, что 1150 сеансов управления — это тот минимум, который управляется личным составом боевого расчёта главного испытательного космического центра. Бывают моменты, когда мы работаем с космическими аппаратами, проводя в сутки более 1500 сеансов управления. Это серьёзная нагрузка на людей, которая требует от состава боевого расчёта прежде всего профессиональной подготовки, потому что ответственность выполнения задач очень велика. Хотел бы также отметить, что боевым расчётом главного испытательного космического центра, а значит, войск космического командования, обеспечено проведение в 2014 году целого ряда запусков, которые проводились как с космодрома «Плесецк», так и с космодрома Байконур. Все запуски, которые мы обеспечили, были проведены на том уровне, который бы позволил оценить работу боевого расчёта только с положительной оценкой.

И. КОРОТЧЕНКО: Не секрет, что в первую очередь это решение даже не народно-хозяйственных задач, а военных, поскольку это и высокоточное оружие, и выдача координат целей для решения задач поражения объектов противника. В каком сегодня состоянии находится российская группировка ГЛОНАСС, занимаетесь ли вы ею? И как проходят лётные испытания аппарата нового поколения ГЛОНАСС-К, в чём его преимущество перед космическими аппаратами предшествующих поколений? И перспективы развёртывания ГЛОНАСС, можем ли мы говорить о том, что обеспечена 100% навигационное покрытие всего земного шара?

А. НЕСТЕЧУК: Самое главное с точки зрения орбитальной группировки глобальной навигационной системы, что она не уступает ни по одному из параметров системы GPS. И нам бы очень хотелось, чтобы направление потребления этой информации, которая сегодня возможна от космических аппаратов ГЛОНАСС, превысило те показатели, которые потребители принимают от системы GPS. Космический сегмент системы ГЛОНАСС развёрнут сегодня полностью. Он развёрнут не в этом году, уже в течение пяти лет гарантированно развёрнут космический сегмент системы. В трёх орбитальных плоскостях сегодня работают и гарантированно работают 30 космических аппаратов при необходимости работы 24 космическим аппаратам. То есть, 6 машин сегодня являются тем резервом, который может быть в любую минуту использован для необходимости замены или вышедшего из строя или модернизации космического сегмента. Мы говорим о том, что космический сегмент сегодня гарантированно выполняет поставленные задачи. Более того, мы в этом году проведено целый ряд запусков космических аппаратов системы ГЛОНАСС, которые осуществили замену устаревших космических аппаратов . Через буквально неделю тоже будет проведён один из запусков космического аппарата уже нового модернизированного ГЛОНАСС SKY, который будет введен в систему глобальной навигационной системы. Центр управления системой ГЛОНАСС — это наша гордость. Он располагается в войсках космического командования. Этой системе уделяет очень большое внимание с точки зрения её постоянного совершенства и развития наш командующий войсками генерал-лейтенант Головко Александр Валентинович. И наземная система сегодня постоянно модернизируется. Она гарантированно управляет космическим сегментом ГЛОНАСС. Что касается характеристик навигационного поля, то они сегодня позволяют выдать потребителю в любой точке Земного шара вне зависимости от условий приёма навигационного сигнала определять своё местоположение с точностью 4-5 метров. Это как раз те параметры, которые равны параметрам, которые сегодня есть в системе GPS. По некоторым показаниям точности даже и лучше. Я уже говорил. Данные точности достаточны для гражданских потребителей что касается военной составляющей, то и в этом направлении мы совершенствуемся и развиваемся. Я не буду приводить конкретные примеры. Скажу, что мы в этом направлении очень серьёзно работаем. Что касается преимуществ одной системы над другой, я имею в виду заданный вами вопрос о ГЛОНААСС — GPS. Есть, конечно, ряд отличий, прежде всего в орбитальном построении. Отечественная система ГЛОНАСС системы GPS, но эти вопросы более всего интересны для баллистиков, инженеров, есть и другие отличия. Но они направлены прежде всего на то, чтобы повысить точностные характеристики и устойчивость навигационных определений потребителей на территории Российской Федерации. Что касается космического аппарата ГЛОНАСС-К, они идут успешно, как я сказал, на днях будет осуществлён запуск нового космического аппарата ГЛОНАСС-К. И преимущество космического аппарата ГЛОНАСС-К над космическим аппаратом ГЛОНАСС-М состоит в том, что увеличится срок эксплуатации этого космического аппарата. И соответственно за счёт применения космических систем позволит увеличить в том числе точностные и надёжностные характеристики бортовой аппаратуры космического аппарата ГЛОНАСС-К. Развитие самой системы ГЛОНАСС будет идти по пути обновления как орбитального сегмента за счёт запуска новых космических аппаратов, как мы говорим, ГЛОНАСС-К это уже нового поколения космический аппарат. И соответственно модернизация наземного комплекса управления. Думаю, что в 2020 году две основные составляющие ГЛОНАССА — космический и наземный сегменты позволят нам добиться глобального и непрерывного выдачи навигационного сигнала потребителям на любой территории Земного шара.

И. КОРОТЧЕНКО: Помимо системы предупреждения о ракетном нападении в ведении космических войск находится и система контроля космического пространства. Можно ли поподробнее рассказать, что это такое, какие задачи решает и какими средствами?

А. НЕСТЕЧУК: Это тоже наша гордость, потому что в мире два государства, которые имеют свою систему контроля космического пространства — это США и Российская Федерация. Основным показателем этой системы является главный каталог, который ведётся сегодня в мире тоже двумя государствами, это США и Российской Федерацией. Основное предназначение системы контроля космического пространства — это иметь полную, независимую достоверную и точную информацию о состоянии самого космического пространства. Для примера скажу, что сегодня в космосе около 100 тысяч различных космических объектов. Знать их состояние, знать их возможное направление движения, орбит — это и та задача, которая позволит нам эту информацию использовать с точки зрения как мирно, так и военной составляющей. 80% этих космических объектов к большому сожалению, космический мусор, который стал следствием как разрушения целого ряда космических объектов. Более 50 лет космос эксплуатируется участниками космической программы. космический мусор характерен чем, это малоразмерные космические объекты, размер которых от 5 см до 30 см.

И. КОРОТЧЕНКО: Это фрагменты ракет-носителей спутников, которые разрушились по тем или иным причинам, в том числе в ходе испытаний противоспутникового оружия, которые ряд стран проводил?

А. НЕСТЕЧУК: Да, совершенно верно. Но только разрушение китайского спутника более 5 лет назад в космосе оставило порядка 10 тысяч космических объектов, которые специалисты главного центра разведки космической обстановки нашли в космосе все.

И. КОРОТЧЕНКО: Всё каталогизировано?

А. НЕСТЕЧУК: Всё каталогизировано, мы же знаем все полностью, где и что находится. Это очень важно. Почему? Потому что здесь важно давать правильный прогноз различным космическим ситуациям. И за 2014 год силами и средствами главного центра разведки космической обстановки был обнаружено более 150 новых космических объектов, которые стали следствием или запуска, или разрушений. Была выдана информация о 180 манёврах на орбите космических аппаратов иностранных государств.

И. КОРОТЧЕНКО: Американских в основном?

А. НЕСТЕЧУК: Различных, и американских, и китайских, и индийских.

И. КОРОТЧЕНКО: За счёт собственных двигательных установок, которые есть на борту для коррекции орбиты.

А. НЕСТЕЧУК: Да, в основном манёвр совершается с целью коррекции орбиты, орбитального перестроения. Здесь есть тонкости для специалистов, они интересны как в военной области, так и в гражданской, нам нужно всё это знать. Для этого и предназначен главный центр разведки космической обстановки. Я хотел бы повторить, что основной ценностью является как раз главный каталог, который ведётся в главном центре. Сегодня боевые возможности главного каталога позволяют вести нам учёт до 50 тысяч космических объектов. Другое дело, что по определённым причинам он у нас до конца не заполнен. Мы сегодня ведём учёт более 13 тысяч космических объектов, но потенциал есть для того, чтобы увеличить возможности наполнения главного каталога о состоянии космического пространства.

И. КОРОТЧЕНКО: Как это делать нужно?

А. НЕСТЕЧУК: Прежде всего нужны наземные средства — радиолокационные, радио-технические, оптические средства. В рамках системы контроля космического пространства мы говорим о том, что эту работу выполняют специализированные средства системы контроля космического пространства, те, которые входят в состав этого соединения. Мы для этой работы привлекаем средства Академии наук РФ, оптические средства, которые также расположены на территории РФ, мы взаимодействуем со средствами системы предупреждения о ракетном нападении, системы противоракетной обороны. То есть, любые средства, которые могут работать по контролю состояния космического пространства дают и восполняют нам информацию в главный каталог космических объектов.

И. КОРОТЧЕНКО: Зачастую США и другие страны НАТО выводят космические аппараты военного назначения, цели и миссии которых остаются мягко говоря необъявленными. У вас есть возможность с помощью системы контроля космического пространства — факт выведения спутника на орбиты это однозначно определяется, вносится в каталог, а видовая принадлежность — есть возможность определить, что это за спутник? Если спутник-шпион, какой вид разведки он ведёт? По характерной конфигурации развёрнутых антенн и так далее?

А. НЕСТЕЧУК: Для этого-то и предназначен главный центр разведки космической обстановки. Мы не только способны, мы гарантированно обнаруживаем любые запуски любых космических объектов. С территории как акватории, так и территории всего Земного шара. И вторая задача, которую мы обязаны гарантированно выполнить, это распознать этот космический объект. Выдать информацию распознавания. И хочу вас заверить, что ещё не было в истории соединения контроля космического пространства в нашей стране, чтобы мы эту задачу не выполнили. Есть различные нормативы, по которым мы обязаны эту работу проводить, и мы жёстко следуем этим нормативам. В течение суток при наличии априорной информации эти космические объекты обнаруживаем и распознаём. При отсутствии априорной информации о запуске какого-либо космического объекта — трое суток и мы гарантированно выдаём в Генеральный штаб что запущено, кем запущено, для чего предназначено, как будет работать и более того,мы ежедневно контролируем состояние этих космических объектов.

И. КОРОТЧЕНКО: Комплекс оптико-волоконного контроля «Окно» на Памире в Таджикистане, он является российским военным объектом. Он, я так понимаю, и решает задачи распознавания, потому что есть возможность с помощью мощной оптики в отсутствии облачности визуально увеличить картинку и совершенно чётко привязать тот или иной космический аппарат к конкретному функциональному его предназначению.

А. НЕСТЕЧУК: Действительно, отдельный оптико-волоконный узел в Нуреке, комплекс «Окно» входит в состав Главного центра разведки космической обстановки, входит в состав отечественной системы контроля космического пространства. И на сегодняшний день вносит весомый вклад в главный каталог космических объектов. В этом году в Нуреке успешно завершены государственные испытания модернизированного комплекса «Окно-М», об этом доложено министру обороны РФ. И в соответствии с его указаниями мы сейчас готовимся к заступлению на боевое дежурство оптико-электронным комплексом «Окно-М» нового состава. Что позволила модернизация? «Окно» в Нуреке работало по высокоорбитальным космическим объектам. Космические объекты, которые находились на орбитах от 2 тыс км и более. Модернизация комплекса позволила начать нам работать по нашей основной проблеме — по низкому комплексу. И сегодня в составе 10 оптико-волоконных станций комплекс способен работать по обнаружению космических объектов на высотах от 120 км. Вот этот промежуток высотного эшелона от 120 км до 2000 мы заполнили отмодернизированными станциями комплекса «Окно». Уникальное событие в наших войсках состоялось, мы этим очень гордимся. Красногорский завод им. Зверева провел огромную работу, что в конечном итоге позволило как раз сейчас принимать решение о эксплуатации комплекса нового состава.

И. КОРОТЧЕНКО: США запускали, второй или третий аппарат находится Х37В, такой мини-Шаттл, чем он занимается, потому что это никому не объявляют? Вы фиксировали этот аппарат, знаете, чем он там занимался?

А. НЕСТЕЧУК: Самая простая для нас задача, потому что обнаружить такой космический объект никаких трудностей для нас не составляет. Он большой, хорошо виден, мы много чего о нём знаем, но придёт время и в том числе и об этом Х37 мы выдадим ту информацию, которая потребуется нашим органам государственной власти и военного управления.

И. КОРОТЧЕНКО: Никакая подпольная деятельность в космосе со стороны наших уже не партнёров, а будем говорить, коллег по мировому космическому клубу не может остаться вне поля зрения соответствующей системы контроля?

А. НЕСТЕЧУК: мы сегодня можем уже говорить о том, что помните в 50-е годы начались запуски испытательных ракет, которые завершились, 4 октября 1957 года был запущен первый космический спутник на орбиту. Юрий Алексеевич Гагарин в 1961 году. Вот так сегодня у нас происходит. Наш девиз, наших войск, значит, нашей страны: «Россия была, есть и будет великой космической державой». И мы сегодня настолько мощными темпами идём вперёд и развиваемся как по космическому эшелону, так и по наземному эшелону. Даже не только сами станции наземного управления, что в рамках системы управления орбитальной группировки, мы строим новые станции. Новые станции системы предупреждения ракетного нападения, новые станции системы контроля в космосе. Но мы развиваем и средства отечественной орбитальной группировки. У нас строится целый ряд новых космических аппаратов, которые предназначены для таких задач, которые раньше мы не решали. И мы не то что отстаём от кого-либо. Мы обгоняем. Но это требует больших усилий, больших денежных средств. Сегодня об этом министр обороны чётко сказал, что будет достаточно средств, главное, сделать так, чтобы эти средства работали на страну, на Россию. И мы с этой задачей успешно справляемся. Хотя есть и трудности определённые, связанные с возможностями промышленности, но даже последнее время, тоже это нужно понимать, разрозненность куда-то ушла. Прошла разрозненность между тремя триумвиратами — военной составляющей, промышленностью и строителями. Мы сейчас дружно работаем все вместе и достигаем в конечном итоге того результата, который воплощается в конкретном железе или в космическом аппарате новом или в новой станции. И у нас нет отставаний ни по одному из спектров. А если есть эти основания, то раньше мы уточняли графики, то сейчас мы догоночные графики делаем, строим и идём вперёд. Важно сегодня не упустить этот момент. И хотелось бы, чтобы об этом знали все.

И. КОРОТЧЕНКО: У американцев есть красные космические аппараты видовой разведки — спутники оптико-электронной разведки «Key Hole — 11», «Key Hole — 12», есть спутник детальной радиотехнической разведки «Fared-D”, есть спутник радиолокационной разведки «Lacrosse». Аппараты подобного класса по своим функциональным возможностям, мы ожидаем, что они будут в составе российской орбитальной группировки, которая занимается и вопросами ведения космической видовой разведки?

А. НЕСТЕЧУК: Они не будут, они есть. Они уже выполняют задачи в интересах разведки космического пространства и гарантированно эти задачи выполняют, в другое время, что мы сейчас активно работаем над тем, чтобы эти орбитальные группировки устойчиво восполнялись новыми космическими аппаратами. Скрывать не надо, мы отстали немножко последние 10-15 лет, сейчас догоняем. И догоняем очень быстро. У нас есть новые космические аппараты радиотехнической разведки, которые гарантированно выполняют задачи. У нас есть исключительно новые космические аппараты оптико-электронной разведки. Что касается «Key Hole — 11», «Key Hole — 12» — это новые космические аппараты, они конечно хорошо работают в интересах США, но и у нас есть космические аппараты, которые будут запущены на орбиту уже в 2015 году, которые будут значительно по своим боевым возможностям превосходить боевые возможности указанных вами космических аппаратов.

И. КОРОТЧЕНКО: Такая проблема: сход с орбиты крупных спутников, которые отработали уже своё. Всегда это связано с выдачей оповещения, потому что падение с орбиты крупного объекта, который не до конца сгорает в плотных слоях атмосферы — всегда определённая проблема. Занимаетесь этими вопросами?

А. НЕСТЕЧУК: Бывает обидно, когда в СМИ, мы не кричим, мы спокойно работаем. Когда в СМИ появляется такая информация, что американской стороной обнаружено и ведётся учёт и контроль схождения с орбиты того или иного космического аппарата. Мы эту работу тоже ведём. И не так давно, буквально три дня завершил этап активного существования на орбите большой космический объект, который мы вели посекундно. Мы выдаём информацию о состоянии падающего сгорающего космического объекта уже за месяц. Мы за месяц ведём повитковый контроль состояния этого космического объекта и за неделю говорим уже район возможного приводнения или разрушения в плотных слоях атмосферы этого космического объекта или где упадёт на территорию. Ошибок в наших прогнозах не было ещё никогда.

И. КОРОТЧЕНКО: С развитием космической техники существенно возрастают требования к уровню профессиональной подготовки офицеров, которые её эксплуатируют, особенно в такой наукоёмкой и высокотехнологичной сфере как космос. Расскажите о ваших специалистах, где осуществляется их профессиональная подготовка, соответствует ли их уровень современным требованиям?

А. НЕСТЕЧУК: С новой кузницей кадров для войск космического командования войск воздушно-космической обороны является наша Военно-космическая академия им. Можайского в Санкт-Петербурге, которая осуществляет подготовку специалистов по всем военно-учётным специальностям, которые сегодня есть в войсках воздушно-космической обороны. Вторым вузом, которой осуществляет подготовку, является Тверская академия воздушно-космической обороны. В этом году мне довелось выполнять задачи, связанные с руководством государственно-аттестационной комиссии в Военно-космической академии им. Можайского. И мне лично пришлось оценить уровень подготовки офицеров-выпускников. То есть тех, которые придут в войска и будут выполнять задачи, возложенные на них. Я с гордостью хочу отметить. Что в системе военного образования произошли очень серьёзные изменения. Я констатирую высокий уровень подготовки офицеров. Возьмите, к примеру, средний балл защиты выпускных квалификационных работ, дипломных работ в Академии им. Можайского был более 4,6. Это великолепный показатель. Средний балл защиты межгосударственного дисциплинарного экзамена был в Академии им. Можайского 4,5. Это тоже большое количество из 300 выпускников. Повысился уровень и физической выносливости, и физической подготовленности офицеров-выпускников. Всё это говорит о том, что хорошая подготовка осуществляется в Академии, потому что вы правильно сказали, что для нас, войск воздушно-космической обороны нужны очень высоко подготовленные офицеры-инженеры. У нас ещё одна особенность в этом году, тоже событие для наших войск, решением министра обороны РФ генерала армии Шойгу Сергея Кужегетовича у нас создана третья научная рота войск воздушно-космической обороны, которая работает в Красногорске. Операторы научной роты были отмечены лично министром обороны на выставке инноваций и были награждены два оператора медалями министерства обороны за достижения в инновационной деятельности. Порядка 180 научных работ было проведено. Мы гордимся тем, что в МГТУ им. Баумана была проведена международная конференция, и два наших оператора заняли ведущие места. Один оператор Гран-при получил на этой конференции за свою работу, а второй оператор получил первое место. А буквально вчера состоялся приказ министра обороны РФ, в которой пяти операторам научной роты нашей присвоено звание офицера. Они придут в наши боевые расчёты и будут продолжать заниматься наукой с совершенствованием и реализацией своих знаний, которые получили в вузах и нашей научной роте. Серьёзные требования, которые надо развивать в наших войсках вместе с военными учебными заведениями.

И. КОРОТЧЕНКО: Основные направления развития космического командования и переоснащения подчинённых соединений современными и перспективными системами и комплексами вперёд 2020 года.

А. НЕСТЕЧУК: Мы очень активно занимаемся выполнением мероприятий плана строительства войск до 2020 года. Мы их реализуем по всем основным составляющим, которые определил для нас министр обороны РФ. Что касается системы предупреждения ракетного нападения, космический эшелон гарантированно 2018 год — мы получаем полный сегмент космического эшелона системы предупреждения ракетного нападения. Что касается наземного эшелона системы предупреждения ракетного нападения, то в 2016 году полностью будет обеспечено гарантированно двойное, на некоторых направлениях двойное, сплошное радиолокационное поле. Чем это достигается? Строительством тех станций, о которых мы говорили, «Воронеж». Что касается системы управления орбитальной группировкой РФ, то и в этом направлении практически по орбитальной группировке 2020 год все новые типы космических аппаратов как разведки, так и научного назначения, которые стоят на вооружении войск воздушно-космической обороны будут взяты на вооружение. Это же касается и системы разведки космической обороны, где только до 2018 года будет построено 12 новых образцов вооружения, которые в конечном итоге позволят обеспечить независимый гарантированный глобальный контроль космического пространства.

И. КОРОТЧЕНКО: Впереди 1 декабря, профессиональный праздник, что бы вы хотел сказать вашим офицерам, которые несут боевое дежурство, которые задействованы в этой сложной большой и огромной работе по обеспечению национальной безопасности и обороны Российской Федерации?

А. НЕСТЕЧУК: Большое спасибо за предоставленную возможность поздравить наши боевые расчёты, наших военнослужащих, наших ветеранов, нашу промышленность, инженеров с нашим праздником. С днём создания войск воздушно-космической обороны, с днём создания космического командования. А пожелать самое главное быть на том уровне профессионализма, который позволит нам все задачи, которые на нас возлагают нашим высшим руководством страны, мы гарантированно выполняли. Для этого мы должны быть здоровые, всем обеспечены. Поэтому я желаю всего самого наилучшего всем нашим людям, которые выполняют у нас задачу у нас в войсках космического командования.

И. КОРОТЧЕНКО: Настрой офицерского корпуса в этих сложных условиях международной обстановки, в которой мы находимся, в условиях, когда идёт такое неприкрытое военно-политическое давление на Россию, офицерский корпус на уровне, воспринимает ситуацию и готов внести свой склад в то, чтобы мы были по-прежнему самодостаточной, суверенной и великой державой?

А. НЕСТЕЧУК: Спокойный настрой, который позволяет трезво оценивать всё, что происходит. Делать правильные выводы. И самое главное, помнить о том, что от каждого из нас зависит то, о чём вы сказали. Чтобы мы были уверены в том, что мы обеспечим в нашем случае в войсках воздушно-космической обороны нашу военную безопасность в космическом пространстве.

И. КОРОТЧЕНКО: задача построения совершенствования системы космической обороны — сегодня один из главных приоритетов в области оборонного строительства, вам как видится эта работа по наращиванию мускулов системы ВКО, потому что скелет уже создан. Будет продолжаться? Можем ли мы быть уверенными в том, что ваш род войск будет развиваться, безусловно ему будет уделяться соответствующее внимание со стороны военно-политического руководства государства?

А. НЕСТЕЧУК: Я уверен, что это будет продолжаться, потому что сегодня в космосе сосредоточены основные силы, которые осуществляют не только управление военной составляющей, но и обороны страны. В космосе сосредоточены все силы и средства, которые осуществляют навигационное обеспечение, связь, телекоммуникации, в космосе сосредоточены все кровяные ниточки, которые позволяют с точки зрения обеспечения национальной безопасности нашей страны.

И. КОРОТЧЕНКО: Зарубежные страны насколько этому уделяют сегодня внимание? Про США понятно, а другие страны-члены НАТО, Китай, другие крупные игроки?

А. НЕСТЕЧУК: Тоже активно этим вопросом занимаются, надо быть участником международной космической деятельности, быть участником космоса, быть в космосе. Это почётно. Только в этом году был осуществлён целый ряд запусков космических аппаратов тех государств, которые не являются большими игроками на космическом поле. Но и для них это важно — быть в космической программе, иметь гарантированный допуск в космос по каким-либо своим, им необходимым параметрам. Кому-то нужна его связь, система управления какая-то. Кому-то — метеорология, кому-то — народное хозяйство, космические аппараты нужны, чтобы контролировать своих территорий. Это очень почётно. И все стремятся сегодня активно развивать свои космические программы, стремятся быть активными участниками космической деятельности.

И. КОРОТЧЕНКО: В последнее время был ряд сообщений о том, что ведутся активные разработки противоспутникового оружия, очевидно, оно может быть выведено в космос, размещено. Ряд стран уже проводит испытания этих систем. Насколько это опасно? Есть ли возможность каким-то образом, может быть на международном законодательном уровне не допустить развёртывания именно гонки вооружений в космосе, поскольку здесь потребуется и отвлечение огромных ресурсов, самое главное, опасность резко актуализируется?

А. НЕСТЕЧУК: Считаю, что космос должен быть мирным. То что наши партнёры ведут разработки в том числе противоспутникового оружия говорит о том, что они стремятся таким способом занять космическую нишу и сделать всё для того, чтобы показать своё превосходство над другими участниками космической программы. Но я думаю, что это неправильно. И мы со своей стороны будем делать всё для того, чтобы парировать эти угрозы и их желания занести в космос оружие.

И. КОРОТЧЕНКО: Спасибо.

А. НЕСТЕЧУК: Спасибо.