%d0%b0%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%be%d0%bb%d0%b8%d0%b9-%d0%ba%d0%be%d1%88%d0%ba%d0%b8%d0%bd

Если бы президент США Гарри Трумэн имел свою страницу в Фейсбуке и мог бы ответить всем нынешним «обоснователям» необходимости бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, то он вряд ли бы согласился с их логикой, согласно которой без античеловечного уничтожения тысяч мирных людей Япония никогда не пошла бы на капитуляцию. И, конечно, к нему бы присоединился его предшественник Рузвельт, который уговаривал Сталина как можно скорее вступить в войну против Японии. Об этом давайте вспомним сегодня, когда исполняется 70 лет, как на борту американского флагмана «Миссури» в водах Токийского залива был подписан «Акт о безоговорочной капитуляции Японии» и поставлена точка во Второй мировой войне. В дальневосточных боях Советский Союз потерял 12 тысяч человек. На фоне многомиллионных жертв на западном фронте вроде бы обошлись «малой кровью». Но все же зачем стране и Сталину нужна была эта война? Об этом наш разговор с профессором Института стран Востока, членом исполнительного совета Российской ассоциации историков Второй мировой войны Анатолием Кошкиным.

Анатолий Аркадьевич, если принято считать, что Вторая мировая война закончилась на востоке, то почему ее «начинают» с аннексии Польши, не учитывая страшные цифры потерь, которые нанесла Япония Китаю?

Анатолий Кошкин: По данным китайских историков, во время войны сопротивления Японии погибли от 30 до 35 миллионов человек. Поэтому в Китайской Народной Республике давно считается датой начала Второй мировой войны не 1 сентября 1939 года, а 7 июля 1937-го, когда императорская японская армия развязала полномасштабную войну против Китая. Даже если считать, что Китай потерял 30 миллионов, это все равно половина всех погибших во время Второй мировой войны. Напомню, что, по последним данным, всего за ее годы погибли около 60 миллионов человек. Из них лишь 15 миллионов — это военные, остальные жертвы — мирное население. Но в мире считают началом Второй мировой нападение Германии на Польшу.

Это своеобразный исторический расизм? Как будто бы это и не люди гибли на Востоке…

Анатолий Кошкин: Думаю, в данном случае речь идет не о расизме, а о формальном подходе к определению даты. В Европе начинают отсчет с подключения к войне ведущих на тот период держав мира — Великобритании и Франции. Я с пониманием отношусь к позиции китайских историков и китайских политиков, но консенсуса по этому поводу среди ученых нет. Но надо найти какую-то формулировку, которая учитывала бы те огромные потери, которые были нанесены Японией китайскому народу, а впоследствии и народам всей Восточной Азии.

Когда советскому руководству стало ясно: воевать с Японией придется?

Анатолий Кошкин: Во-первых, на следующий день после нападения Японии на Соединенные Штаты, удара по Перл-Харбору президент Рузвельт через советского посла обратился к Сталину с просьбой помочь. Причем речь могла идти не столько о прямом участии в войне, то есть открытии фронта на Востоке, сколько о предоставлении Советским Союзом своей территории для военно-воздушных баз Соединенных Штатов. Однако даже предоставление этих баз фактически означало, что СССР вступает в войну и нарушает существовавший к тому времени Пакт о нейтралитете между ним и Японией.

Как вы понимаете, в этот момент гитлеровские войска стояли под Москвой, и Сталин не мог позволить себе открыть второй фронт на Дальнем Востоке. А в своем ответе президенту США он заявил, что сначала надо разгромить гитлеровскую Германию… Рузвельт выразил сожаление по поводу такой позиции, но сообщил, что на месте Сталина поступил бы так же.

Япония поддерживала так называемую фашистскую «Ось»: Германия и Италия?

Анатолий Кошкин: Вместо того чтобы соблюдать Пакт о нейтралитете после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, в Японии было принято решение воспользоваться сложным положением СССР и нанести удар в спину. Для этого в два с лишним раза была увеличена Квантунская армия, которая стояла на границах Советского Союза в Маньчжурии. И даже была определена дата начала наступления Японии на Советский Союз — 29 августа 1941 года. И хотя условия, которых ждали японские генералы, а именно падение Москвы и сокращение армии Советского Союза на Дальнем Востоке на две трети, не были выполнены, война была лишь отложена на весну 1942-го. Поэтому, на мой взгляд, Япония несет прямую ответственность за то, что она по согласованию с Германией сознательно сковывала советские войска, находившиеся на Дальнем Востоке: в разное время от четверти до трети численности Красной армии там находилось в ожидании нападения.

Помню, что в советских учебниках говорилось о выполнении союзнических обязательств, которые были даны США и Великобритании в Ялте.

Анатолий Кошкин: Я считаю, что у Иосифа Сталина были и весьма серьезные геополитические мотивы для того, чтобы участвовать в этой войне. Те, кто говорят, что главным было стремление вернуть или, по японской терминологии, захватить Курильские острова и Сахалин, ошибаются. Дело в том, что японцы сами были готовы отдать эти территории за то, чтобы Советский Союз сохранил нейтралитет. Этому есть многочисленные документальные подтверждения. У Сталина же была другая задача, как мне представляется. А именно не допустить превращения Китая в союзника, в том числе военного союзника Соединенных Штатов Америки.

И были причины, чтобы этого бояться?

Анатолий Кошкин: Например, на Каирской конференции в 1943 году Рузвельт с глазу на глаз разговаривал с Чан Кайши — лидером Китая в годы войны. И они договаривались, что после войны будет заключен китайско-американский военный союз, а американские базы установлены вдоль советской границы. Более того, речь шла о том, чтобы вытеснить из Восточной Азии влияние не только Советского Союза, но и Великобритании, Франции, других европейских колониальных держав, чтобы господствовать в этом обширном регионе мира. Учитывая, что США тогда были неизмеримо сильнее Китая, это были планы господства Соединенных Штатов практически во всем мире.

А психологическая мотивация? Сталину было 26 лет, когда русская армия потерпела позорное поражение от Японии в войне 1904-1905 годов. Он был свидетелем болезненного состояния русского общества после того, как мы потеряли часть своей территории… Хорошо помнил, как была унижена Россия…

Анатолий Кошкин: И Сталин не скрывал этих своих чувств и мыслей. Японцы обвиняют его в реваншизме. Я с этим частично соглашаюсь: да, это был реванш за коварное нападение на базы России в Китае в 1904 году. До этого Курильские острова ушли Японии. А по итогам войны, неудачной для царизма, была отторгнута, как известно, южная часть Сахалина, что уже являлось потерей собственной территории России. Вот что говорит советский лидер в своем обращении к народу 2 сентября 1945 года: «Свою агрессию против нашей страны Япония начала еще в 1904 году во время русско-японской войны. Как известно, в феврале 1904 года, когда переговоры между Японией и Россией еще продолжались, Япония, воспользовавшись слабостью царского правительства, неожиданно и вероломно без объявления войны напала на нашу страну и атаковала русскую эскадру в районе Порт-Артура… И она действительно вывела из строя три первоклассных военных корабля России. Характерно, что через 37 лет после этого Япония в точности повторила этот вероломный прием в отношении Соединенных Штатов Америки, когда она в 1941 году напала на военно-морскую базу Соединенных Штатов Америки в Перл-Харборе и вывела из строя ряд линейных кораблей этого государства.

Как известно, в войне с Японией Россия потерпела тогда поражение. Япония же воспользовалась поражением царской России для того, чтобы отхватить от России Южный Сахалин, утвердиться на Курильских островах и таким образом закрыть на замок для нашей страны на востоке все выходы в океан». И вот, как вы говорите, психологическая мотивация: «40 лет ждали мы, люди старого поколения, этого дня. И вот этот день наступил».

Окончательно Советский Союз «уговорили» вступить в войну против Японии на Ялтинской конференции. Рузвельт готов был пойти на многое, лишь бы это случилось. Поэтому кому-то из наблюдателей президент США казался слишком вялым и уступчивым…

Анатолий Кошкин: На протяжении всей войны всяческими методами англичане и американцы склоняли Сталина как можно быстрее выступить против Японии: на всех встречах и конференциях речь шла о помощи Советского Союза. Впервые Сталин ее обещал в Тегеране, где прямо заявил, что после разгрома гитлеровской Германии общими силами — на Японию! Это вызвало большой энтузиазм у американцев и англичан, которые учитывали будущее участие Советского Союза в войне в своих стратегических планах. Если бы «больной Рузвельт» сделал что-либо, не отвечающее интересам союзников, «здоровый Черчилль» его бы поправил. Но Черчилль согласился со всеми договоренностями и поставил свою подпись под документом, посвященным условиям вступление Советского Союза в войну с Японией.

Атомной бомбы у американцев тогда еще не было, поэтому участие Советского Союза в войне ими виделось как обязательное условие. Генерал Макартур, который командовал американскими войсками на Тихом океане, понимал, что Квантунская армия была настолько мощной силой, что ее участие в решающем сражении за метрополию может стать серьезнейшей преградой захвату Японских островов.

Более того, даже уже после успешного испытания атомной бомбы Трумэн заявил Сталину на Потсдамской конференции, что он очень надеется на то, что Советский Союз выполнит свои обязательства.

Впрочем, когда подули ветры «холодной войны» и стало ясно, что атомная бомба будет использована, американцы не захотели делить плоды победы. Они прекрасно понимали, что помощь Советского Союза китайцам и, в частности, вооруженным силам Коммунистической партии Китая может серьезно изменить баланс в этой части мира.

Трудно говорить о том времени в нынешних категориях общественного мнения, но все равно спрошу: Сталину потребовались усилия, чтобы убедить всех в том, что после кровопролитнейших четырех лет народу нужна еще одна война?

Анатолий Кошкин: Одним из аргументов было возвращение территорий, утраченных в Русско-японскую войну. Другим — помощь азиатским народам… Впрочем, как мне представляется, нашим солдатам и офицерам, которые прошли огонь и воду войны на Западе, принять необходимость дополнительных жертв было трудно. Между тем Советский Союз потерял в войне с Японией 12 тысяч человек…

При этом США с помощью СССР сохранили жизни полумиллиона своих солдат. Об этом говорил президент Трумэн…

Анатолий Кошкин: Американцы, к сожалению, очень быстро забыли о вкладе Советского Союза в разгром японского милитаризма. Использовав атомные бомбы против мирного населения Хиросимы и Нагасаки, все лавры победы они отнесли на свой счет. Ведь в США и даже в Японии до сих пор считается, что императорская армия капитулировала в результате ядерной атаки…

В действительности же после нанесения бесчеловечных ударов по этим городам японское правительство капитулировать не собиралось. Этот вопрос не был обсужден даже на заседании Высшего совета по руководству войной. Япония продолжала готовиться к решающему сражению на своей территории. Создатель отрядов камикадзе вице-адмирал Ониси заявлял: мы пожертвуем 20 миллионами японцев в специальных атаках, но заставим американцев согласиться с нашими условиями перемирия. Речь шла, по сути дела, о войне до последнего японца. И лишь вступление Советского Союза в войну убедило японское руководство в бесполезности дальнейшего сопротивления.

Но обычно цитируют выступление японского императора от 15 августа, где тот называет главным аргументом для капитуляции «новые сверхмощные бомбы, которыми овладел противник»…

Анатолий Кошкин: Но два дня спустя в своем рескрипте «К солдатам и матросам» император атомные бомбы уже не упоминает, а пишет о вступлении в войну Советского Союза, что «создает опасность для существования самой нашей нации». Вот этот документ, по политическим причинам, в Японии мало кто цитирует.

На Дальний Восток было переброшено 400 тысяч фронтовиков. Бои с Японией были кровопролитными. Командир 1136-го Кенигсбергского стрелкового полка полковник Савойкин вспоминал, что у него в полку 65 процентов личного состава была молодежь 1927 года рождения»…

Анатолий Кошкин: В основном против Квантунской армии сражались опытные, закаленные в боях с гитлеровцами части, переброшенные с европейского фронта. Они смогли блестяще осуществить советский блицкриг, разгромив японскую армию за 24 дня. К слову, те, кто служил на охране дальневосточных рубежей, обижались, что не им было поручено поставить последнюю точку в войне.

Ключевой вопрос

Геополитическими трофеями войны СССР в войне на Дальнем Востоке, как и обещали союзники Сталину, стали Курильские острова. Почему тогда сейчас Запад не на нашей стороне в территориальных спорах с Японией?

Анатолий Кошкин: Японская сторона постоянно подчеркивает, что до 1945 года Советский Союз якобы не претендовал на эти территории. Это не так. Летом 1940 года нарком иностранных дел Молотов заявил во время встречи послу Японии, что Пакт о ненападении может быть подписан только в случае возвращения СССР утраченных ранее Южного Сахалина и Курил. А если японская сторона не готова сейчас решать территориальные проблемы, можно подписать Пакт о нейтралитете. Это нюанс, о котором мало кто знает. В течение всей Второй мировой войны Курильские острова и Сахалин использовались японцами как база подготовки к нападению на Советский Союз. Более того, нападение на Соединенные Штаты осуществлялось вышедшей из залива на острове Итуруп японской эскадрой. Поэтому Сталин имел все основания поставить союзникам в Ялте условие: Курилы и Южный Сахалин должны быть возвращены его прежнему владельцу. К слову, Рузвельт на это заметил: «Русские хотят вернуть то, что у них было отторгнуто». Такую же позицию занимал и Черчилль, который считал, что Россия должна иметь выходы в открытый океан, в частности Тихий, а Япония, владея Курильскими островами, закрывала такой выход. Как видите, никакого стремления захватить чужие территории, как заявляют ныне японцы, у Сталина не было. К слову, существует документ — Атлас земель российских 1796 года, где четко видно, что острова Кунашир, Итуруп и Шикотан выкрашены в цвет российской территории и входят в Камчатский уезд. В те времена Япония была закрытым государством, японцы не имели права покидать территорию своей страны. Что важно, остров Хоккайдо был включен в состав японского государства лишь в середине XIX века, а до этого не являлся японской территорией. Как же могут земли, которые расположены севернее этого острова, быть «исконно японскими»? Впрочем, решить этот спор можно было в 1956 году, когда Никита Хрущев обещал Японии в качестве жеста доброй воли передать остров Шикотан и группу островов Хабомаи. Но в Сан-Франциско был подписан мирный договор, следуя которому японцы торжественно отказались от территории Южного Сахалина и всех Курильских островов. Более того, после ратификации Сан-Францисского мирного договора японским парламентом была принята резолюция, в которой ставилась задача возвращения Японии только Хабомаи и Шикотан, никакого разговора о Итурупе и Кунашире не шло. Ибо считалось, что эти территории по Потсдамской декларации и Сан-Францисскому мирному договору отошли к Советскому Союзу. К тому же положение о том, что Япония отказывается от этих территорий, сделано довольно хитро: там не перечисляются конкретные острова и не указано, в пользу кого отказ. Это и пытаются вопреки логике использовать нынешние японские политики.

Текст: Елена Новоселова