%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%81%d0%b5%d0%b9-%d0%bf%d1%83%d1%88%d0%ba%d0%be%d0%b2

Россия не будет участвовать в гонке вооружений, заявил президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию. Председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Марата Кашина.

Президент Путин заявил, что Россия не намерена втягиваться в дорогостоящую гонку вооружений. «При этом мы надежно обеспечим обороноспособность нашей страны. И возможность, и нестандартные решения у России есть. Наша армия боеспособная и, как сейчас говорят, вежливая», — отметил он. Говоря о внешней политике России, Владимир Путин также подчеркнул, что государство ни при каких обстоятельствах не собирается сворачивать отношения с Европой и Америкой.

— Президент заявил, что Россия не будет втягиваться в гонку вооружений. Надо ли понимать, что это означает, что расходы на оборону не будут расти, и Россия никак не будет реагировать на укрепление НАТО?

— Нет, конечно, Россия будет реагировать на укрепление НАТО. Что касается расходов на оборону, они же не всегда растут, тут все зависит от конкретных задач, которые ставятся. В последние годы расходы на оборону были достаточно заметными, они росли опережающими темпами.

В ближайшие годы надо будет посмотреть, какие будут бюджетные возможности, какие потребности, но здесь же важно создать современный адекватный оборонный потенциал, а не просто вбухивать все больше и больше денег в создание все новых и новых видов оружия и, главное, в их мультипликацию, как это было в советское время.

Это очень серьезно подорвало экономические возможности Советского Союза. Мы соревновались в количественном отношении с Соединенными Штатами, но, мне кажется, история показала, что это — неправильный путь. Должна быть адекватная оборона, должна быть возможность нанести вероятному противнику неприемлемый ущерб. Из этого, как я понимаю, исходит российская военная доктрина, и бюджет будет строиться соответственно. Россия будет реагировать на вызовы со стороны НАТО, и, кстати, на вызов со стороны глобальной системы противоракетной обороны, которую создают Соединенные Штаты, и о которой Путин особо сказал во время выступления, то для меня очевидно, что такая реакция будет.

— Президент сказал, что Москва не будет участвовать в дорогостоящей гонке вооружений, поскольку для обеспечения своей обороноспособности, и он произнес такую фразу: «У нас есть возможности и нестандартные решения». Что имел в виду Владимир Путин?

— Вы знаете, я не думаю, что вам кто-то ответит на этот вопрос публично, поскольку это все-таки сфера достаточно закрытая, военная. Речь идет, повторяю, о принципе адекватности возможного ответа. То есть для того, чтобы ответить возможному агрессору, или предотвратить враждебные действия с его стороны, совершенно необязательно иметь столько же оружия, сколько у него.

Нужно иметь такое оружие и в таком количестве, чтобы этот потенциальный агрессор понимал, что цена возможного ответа для него будет неприемлемой, для него будет слишком высока. И тогда такое оружие играет роль средства устрашения и сдерживания каких-либо агрессивных намерений извне. Я думаю, что Путин имел в виду именно это.

— Но при этом он сказал, что Россия ни при каких обстоятельствах не собирается сворачивать отношения с Европой и Америкой. Значит ли это, что Москва рассчитывает наладить диалог с Западом, насколько это сейчас возможно? И он говорил о налаживании отношений с партнерами: кого именно он имел в виду?

— Принципиальная позиция России такова, что мы не хотели этого кризиса в отношениях с Западом, что этот кризис нам навязан в значительной степени, что западные державы поддержали государственный переворот на Украине, поддержали военные методы решения вопросов, которые возникли на Украине, и отсюда возник этот кризис, что не Россия — инициатор этого кризиса. Поэтому если на Западе возобладают здравые тенденции, и там придут к выводам, что действительно не очень разумно делать всю ставку на Украину и терять Россию, причем, терять Россию и как стратегического партнера, и как огромный рынок — не будем об этом забывать. Украина здесь может гораздо меньше предложить западному альянсу с экономической и торговой точки зрения.

Если такие тенденции возобладают на Западе, то мы открыты к возобновлению диалога и к выходу из этого кризиса. Но это позиция, которую Путин уже не раз обозначал в своих выступлениях, что мы не идем по пути самоизоляции, и мы не будем инициаторами нового многолетнего военно-политического противостояния с Западом.

Насколько реалистично ожидать, что сейчас на Западе возобладают такие тенденции, я настроен достаточно сдержанно. Мне кажется, что на Западе сделан определенный геополитический выбор, на мой взгляд, выбор неправильный, ошибочный, но он сделан, в него инвестированы политические капиталы и репутации президента США, канцлера Германии Ангелы Меркель, премьера Великобритании Кэмерона и целого ряда других политиков. Уже появилась устойчивая антироссийская тенденция внутри Евросоюза.

НАТО собирается приближать свой военный потенциал к российским границам, то есть сделан определенный выбор. Пока мне не кажется возможным, что от этого выбора на Западе откажутся. Через какое-то время — может быть. И тогда, как следует из заявления президента, Россия будет готова рассмотреть возможность возвращения к нормальным отношениям, то есть она этого не исключает. Она не закрывает двери перед возможностью выхода из кризиса. Вот смысл его слов.