%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d1%81%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d1%80-%d1%81%d0%b0%d0%b2%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d0%b5%d0%b2

Грозит ли миру новая гонка ядерного вооружения? Чем следующая холодная война будет отличаться от предыдущее, и можно ли сегодня говорить о крушении миропорядка, сложившегося в начале 90-х годов? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Петру Косенко ответил главный научный сотрудник Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук Александр Савельев в рамках программы «Действующие лица».

«Противоракетная оборона вообще не может быть против кого-то направлена»

Александр Савельев о новой холодной войне: «Я согласен с тем, что холодная война уже идет. Это, по-моему, уже не вызывает сомнения не только у специалистов, но и у широкой публики. Взять хотя бы уровень отношения с Соединенными Штатами и Европой. Мы видим каждый день сплошной негатив, который сгущается над нами по всем направлениям внешней и даже внутренней политики. Недаром существуют такие лозунги, как «Обама, руки прочь от наших пенсий». Это звучало, возможно, как шутка, но некоторые всерьез воспринимают, что Америка собирается с Россией поступить именно так, как она поступила с Советским Союзом: расчленить ее, разрушить, захватить наши ресурсы и, видимо, торжествовать в однополярном мире».

О выходе США из Договора по противоракетной обороне: «Если брать официальную сторону вопроса, я, вообще-то, Договором немножко занимался и был участником переговоров СНВ-1 как представитель Академии наук. Он был подписан в 1991 году, еще при Союзе, и вступил в силу в 1994-м. Затем Союз распался, стратегическое ядерное оружие осталось на территории Украины, Белоруссии, Казахстана. Нужно было добиться от этих республик согласия на статус безъядерных государств, присоединения к Договору о нераспространении, это заняло значительное время. Но успех было достигнут, и в 1994 году этот Договор вступил в силу. Если говорить строго с точки зрения договоров, то за весь этот период из Договора вышли Соединенные Штаты, это Договор по противоракетной обороне. У нас в то время не было резкой реакции, и президент Путин выразил только лишь сожаление, хотя очень многие из людей, которые называют себя экспертами, считали, что нужно резко отреагировать на эти американские действия. Но наша реакция была достаточно мягкой, поскольку мы, видимо, понимали, что американцы на грани нервного срыва после событий сентября 2001 года. В общем-то, мы немного пожалели испуганных американцев».

«Применение ядерного оружия равносильно самоубийству»

О новых ядерных ракетах: «На вооружение ставятся ракеты «Авангард «, это достаточно интересная ракета, у нее максимальная дальность 6 тыс. км, минимальная – 2 тыс. км. Это самая маленькая из стратегических ракет. Как раз она на Европу может быть нацелена, именно поэтому там такая нервная реакция произошла. Тяжелые межконтинентальные баллистические ракеты, насколько мне известно, пока находятся в стадии разработки. Ракета «Авангард» готова, именно она поставлена или будет поставлена на вооружение в этом году, пока об этом официально не объявляли. 40 ракет с четырьмя боевыми блоками по 300 килотонн каждый. Всего 160 боеголовок, каждая мощностью в 10 раз больше, чем Хиросима – 160 Хиросим».

«На этой новой ракете боеголовки якобы являются маневрирующими. У каждой существует собственный двигатель, она может, грубо говоря, вилять и уходить от противоракет, которых, кстати говоря, еще и нет в Европе. То есть она преодолевает любую систему ПРО. Когда начинаются работы над маневрирующими головками, то резко падает точность попадания в цель. Но говорят, что в этой ракете этот вопрос решили. Мы уже сделали ракету против системы ПРО, которой еще не существует. И если она будет развернута, то в очень небольших количествах».

О том, почему ядерная война невозможна: «Сам я лично в ядерное оружие не верю, я не верю, чтобы кто-то когда-то мог его применить, оно абсолютно бессмысленно. Говорить о возможном применении ядерного оружия, особенно против ядерной страны, против России, — это самоубийство. Легче взять пистолет и застрелиться, чем отдать приказ об ударе, ограниченном или массированном. Контролируемой ядерной войны быть не может. Применение ядерного оружия абсолютно равносильно самоубийству».

«Если мы не извлекли никаких уроков из прошлой холодной войны, то придется все повторить»

Александр Савельев о действиях сторон в условиях холодной войны:«Если мы говорим о том, что идет холодная война, естественно, на фоне этой войны происходит конфликт в Украине, то нельзя отделять одно от другого. Холодная война ведь еще чем характеризуется: стороны не могут договориться, обвинять друг друга – да, могут, могут предпринимать какие-то резкие действия, открыто заявлять о возможных нарушениях существующих договоренностей.

В нормальное время, я немножко отвлекусь, скажу один секрет: при каждом договоре существует, как правило, постоянная консультативная комиссия, чья задача — выявлять возможные нарушения противоположной стороны. И каждый раз, когда эти комиссии встречаются (например, из-за Договора по ПРО, по стратегическим вооружениям), они должны свой хлеб отрабатывать. Каждая сторона передает другой большой список нарушений, который, по ее мнению, те совершили. Они оправдываются, рассказывают о том, что это неправильно, «а вы сами что делаете?». Все это делается тихо, без публичной огласки. А холодная война имеет такой признак, когда эти существующие нарушения выносятся на политический уровень. Это ведет к накалу страстей. Договориться не могут стороны — вот признак холодной войны. Но это отнюдь не значит, что эта война должна перейти в горячую, и тот конфликт, который существует в Украине, может каким-то образом расшириться. Сейчас главная задача, она уже почти выполнена, локализовать этот конфликт, а затем как-то успокоить его».

О продолжительности второй холодной войны: «Я тоже думаю, что новая холодная война будет короче, чем та, в которой мы жили с 1946-го по 1991 год. В конце концов, люди должны извлекать уроки из прошлого, что нам повторять все те ошибки, все те действия, которыми сопровождалась первая холодная война? Я не беру риторику: сегодня можно сказать одно, завтра – другое. Но именно когда совершаются серьезные действия, приходится иметь дело с их последствиями, и, как правило, это занимает достаточно долгое время. Если мы не извлекли никаких уроков из прошлой войны, конечно, мы будем вынуждены повторить это все. Но почему сейчас можно говорить о какой-то череде возможных конфликтов? Я думаю, это чересчур пессимистичный взгляд».

О нужности наземной армии: «Без того, чтобы захватить территорию после воздушных ударов, войну выиграть невозможно. Если они собираются на нас идти войной, они должны в том числе и крупные наземные группировки наступательного характера иметь. Таких сейчас в Европе нет, есть армия, учения, но ни масштабы, ни задачи этих учений не говорят о том, что они отрабатывают какие-то крупные наступательные операции по типу 1941 года».