Воздушно-десантные войска как резерв Верховного главнокомандующего меняют свой облик, чтобы максимально оперативно реагировать на возможные вызовы и военные угрозы. В составе мобильного компонента Вооруженных сил «крылатая пехота», в частности, будет использоваться для выполнения задач в качестве Сил быстрого реагирования, как на территории России, так и за ее пределами. Об основных направлениях развития ВДВ «Интерфаксу-АВН» рассказал командующий войсками Герой России генерал-полковник Владимир Шаманов. 

— Владимир Анатольевич, в соответствии с указаниями министра обороны Российской Федерации, начальника Генштаба вырабатывается концепция развития ВДВ как основного компонента Сил быстрого реагирования, новые формы и способы ведения боевых действий «крылатой пехоты». Как эти изменения повлияют на структуру войск, их численность?

— Прежде всего, отмечу, что в структуре Вооруженных сил ВДВ как род войск был и остается самым мобильным компонентом сил общего назначения, которые предназначены для самостоятельных действий, в том числе в тылу противника, так и решения задач в составе сухопутных группировок на основных стратегических направлениях.

Вместе с тем, круг наших задач сейчас существенно расширяется. Это связано и с нынешним состоянием экономики, недостаточно развитой инфраструктурой, особенно в восточных регионах России, а также с геостратегическим положением страны, протяженность границ которой составляет около пятидесяти тысяч километров. Сейчас наша армия, насчитывающая, как известно, один миллион человек, не может иметь развернутые группировки по всему периметру границы. В связи с этим возрастает значение мобильных соединений, способных в угрожаемый период осуществить оперативную переброску по воздуху сил и средств на любое стратегическое направление, выполнять задачи по стабилизации обстановки в удаленных регионах страны и за рубежом.

Соединения и воинские части Воздушно-десантных войск как резерв Верховного главнокомандующего по решению коллегии Минобороны, указаниям Генштаба планируется готовить к применению в качестве Войск (Сил) быстрого реагирования, которые будут способны выполнить задачи по оперативному реагированию на военные угрозы и вызовы и на территории России, и за ее пределами.

К 2016 году состав и организационно-штатная структура ВДВ претерпят значительные изменения. В состав войск планируется ввести все десантно-штурмовые бригады из состава военных округов и переформировать 45-й отдельный полк в бригаду спецназначения. Наш отдельный полк связи, как ожидается, станет бригадой управления. Уже в ближайшее время в составе соединений ВДВ предстоит развернуть разведывательные батальоны. Решение об этом министром обороны уже принято. Сейчас идет согласование их оргштатной структуры и оснащенности техникой. Первые разведбаты сформируем на базе 31-ой бригады, которой придан статус миротворческой, и 98-ой дивизии, входящей в состав Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ. 

— Как идет техническое переоснащение ВДВ? Какие новые образцы вооружений и военной техники поступят в войска в рамках нынешней программы вооружений? Когда, в частности, завершатся государственные испытания боевой машины десанта БМД-4М, когда эта техника начнет поступать в войска?

— Позиция прежнего руководства министерства обороны и Генштаба серьезно тормозила техническое перевооружение Воздушно-десантных войск. Они мало заботились о том, чтобы наша промышленность, военная наука приступили к разработке современных образцов боевой техники и вооружений. К тому же, нас, военных, пытались, образно говоря, склонить к «иностранному сожительству». Имею в виду навязывание зарубежной военной техники типа итальянской бронемашины «Ивеко». Так что сейчас главная задача командования ВДВ, Военного совета — многоцелевое перевооружение войск в максимально сжатые сроки: в три-пять лет.

Что касается новой бронетехники, то БМД-4М отвечает самым современным требованиям по бронезащищенности и вооружению. Она имеет большой потенциал для дальнейшего совершенствования и модернизации как базовый боевой модуль. До конца текущего года мы получим первые четыре единицы БМД-4М, а в следующем году еще шесть таких машин. На этих десяти машинах будут проведены государственные испытания, и мы надеемся, что к середине 2015 года эти машины начнут поступать в войска.

Кроме того, в соответствии с госпрограммой вооружения (ГПВ-2020), войска планируется оснастить многоцелевыми десантными бронетранспортерами «Ракушка», перспективными самоходными артиллерийскими орудиями, самоходными противотанковыми ракетными комплексами, модернизированными самоходными противотанковыми пушками и другой техникой. 

— Сообщалось, что в ВДВ планируется создать штатные подразделения, оснащенные беспилотными летательными аппаратами (БЛА). Когда они будут сформированы, какими типами «беспилотников» их планируется комплектовать?

— Первые «беспилотники» находились в составе 45-го полка спецназа уже в 1997 году. Этот отряд сформировали на базе беспилотных самолетов-разведчиков, оснащенных комплексами с БЛА «Строй-П». Они хорошо зарекомендовали себя в ходе первой чеченской компании. Но время идет, наука продвигается вперед. На сегодняшний день этот комплекс морально устарел и сейчас идет перевооружение отряда на современные комплексы с БЛА «Наводчик-2».

Что касается штатных подразделений, то по мере поступления новой техники в войска, мы планируем создать роты БЛА во всех соединениях ВДВ.

В перспективе, до 2030 года, на базе развернутых рот БЛА планируется создать эскадрильи БЛА. Они будут способны выполнять широкий спектр задач в интересах ВДВ. Считаю, что «беспилотник» будущего в тактическом звене должен иметь ряд сменных целевых нагрузок, позволяющих выполнять разведывательные, специальные и ударные задачи, обладать большой продолжительностью и высотой полета, что особенно немаловажно при ведении боевых действий в горах. Он должен быть простым и надежным в эксплуатации, а полученная с него разведывательная информация должна доводиться до командиров и штабов в реальном времени.

Давно назрела проблема оснащения разведывательных подразделений ВДВ легкими «беспилотниками», переносимыми в одном транспортном вьюке, так называемыми мини-БЛА. Здесь заслуживают внимания разработки «Искатель» Омского радиозавода и «Муха» компании «Ижмаш-беспилотные системы». Применение комплексов с БЛА данного типа позволит успешно решать задачи разведки без потерь. 

— Сколько частей уже имеют на вооружении новые боевые парашюты Д-10, а также парашюты типа «Арбалет», предназначенные для разведподразделений?

— Плановое переоснащение наших войск на парашютные системы Д-10 осуществляется в соответствии с госпрограммой вооружения по мере истечения срока службы устаревших парашютных систем Д-6. На сегодняшний день две дивизии, отдельная миротворческая бригада, а также 45-й полк спецназа полностью укомплектованы парашютными системами Д-10.

Разведподразделения ВДВ на плановой основе оснащаются современными парашютными системами спецназначения «Арбалет-1.2», что позволяет на новом уровне выполнять поставленные задачи. 

— В ВДВ накоплен огромный опыт боевых действий в Чечне, других «горячих точках». Как он осваивается в войсках? В частности, для противодействия террористическим угрозам?

— Действительно в «крылатой пехоте» за последние десятилетия накоплен определенный опыт участия в боевых действиях, специальных операциях. Начиная с Афганистана, части и соединения участвовали в разрешении кризисов в Приднестровье, Степанакерте, Республике Азербайджан, осетино-ингушском и грузино-абхазском конфликтах, в двух чеченской компаниях, в операции по принуждению Грузии к миру, а также во многих миротворческих операциях.

Более 60 процентов офицерского состава и контрактников принимали участие в боевых действиях. Командованием ВДВ с целью освоения полученного опыта вносятся изменения в планы и программы подготовки войск, разрабатываются методические рекомендации.

Нужно подчеркнуть, что все учения и многие тактические занятия планируются и проводятся с учетом специфики опыта, накопленного в боевых действиях. Осуществляется обмен опытом на учебно-методических сборах и конференциях, инструкторско-методических занятиях. В частности, в сентябре 2013 года подразделения первой миротворческой бригады будут участвовать в совместном российско-белорусском учении «Взаимодействие 2013», которое пройдет в рамках Коллективных сил оперативного развертывания ОДКБ. 

— Части 106-ой дивизии ВДВ в свое время первыми перешли на контрактный способ комплектования. Сколько сейчас в войсках насчитывается контрактников? Планируется ли перевести на контрактный принцип комплектования все соединения ВДВ?

— На сегодняшний день в войсках проходят военную службу по контракту на должностях сержантов и солдат более девяти с половиной тысяч военнослужащих, что составляет около 50 процентов по сравнению с военнослужащими, проходящими военную службу по призыву.

Как известно, для исполнения поручения президента России министром обороны Сергеем Шойгу принято решение только в этом году отобрать до 60 тысяч контрактников. Что касается наших войск, то к исходу 2017 года, все парашютно-десантные и десантно-штурмовые батальоны соединений и частей будут полностью укомплектованы военнослужащими по контракту. 

— Достаточен ли парк Военно-транспортных самолетов (ВТА) для качественной воздушно-десантной подготовки частей и соединений ВДВ? Каковы, на ваш взгляд, перспективы поступления на вооружение самолетов Ан-140, Ан-70, Ан-124 «Руслан», Ил-476?

— Существующий парк ВТА, основу которого составляют самолеты Ил-76, позволяет качественно проводить мероприятия по воздушно-десантной подготовке, совершать личному составу прыжки с парашютом, проводить занятия по загрузке вооружения и военной техники в самолеты для практического десантирования парашютным и посадочным способами.

В то же время, должен напомнить, что 2009 году, по приказу бывшего министра обороны из состава соединений ВДВ были необоснованно выведены семь эскадрилий Ан-2 . Сейчас это осложняет организацию боевой подготовки войск и выполнение программы одиночных прыжков с парашютом из самолетов Ан-2 и вертолетов Ми-8.

Что касается поставок новых военно-транспортных самолетов — Ан-140, Ан-70, Ан-124 «Руслан», Ил-476 современных модификаций, то эти вопросы находятся в компетенции главнокомандующего ВВС. Однозначно могу сказать одно: поступление новых самолетов значительно сократит сроки переброски соединений ВДВ в заданные районы при выполнении поставленных задач. 

— Неоднократно в СМИ говорилось о том, что десантно-штурмовые части ВДВ будут усиливаться вертолетами. Когда в составе ВДВ может появиться армейская авиация?

— Данный вопрос весьма актуален для наших войск. Давно отстаиваю позицию, чтобы вернуть армейскую авиацию тем войскам, в чьих интересах она работает. В том числе, в ВДВ. В идеале, нам необходимо иметь на вооружении один, а лучше несколько усиленных полков армейской авиации, состоящих из ударных, транспортных и специальных вертолетов.

Что касается планов, то в целях повышения боевых возможностей ВДВ, организации оперативного взаимодействия и совместной подготовки войск к 2020 году планируется ввести в состав наших дивизий формирования армейской авиации. 

— В ВДВ возвращены миротворческие функции, для руководства операциями под эгидой ООН и ОДКБ в штаб ВДВ снова введена должность заместителя командующего по миротворческой деятельности и КСОР. В какой готовности находятся эти структуры к выполнению миротворческих задач?

— Скажу кратко — в полной боевой. В войсках первого июня текущего года, создана первая миротворческая бригада на базе 31 десантно-штурмовой бригады, которая дислоцируется в Ульяновске. Сейчас в четырех дивизиях формируются батальоны, которые на сто процентов будут укомплектованы контрактниками. Для них, разработаны специальные программы и планы подготовки, рассчитанные на полтора и пять месяцев.

В штабе ВДВ для обеспечения руководства миротворческой деятельностью введена должность заместителя командующего ВДВ и сформировано штатное подразделение управления в составе восьми человек. Бывший командир седьмой десантно-штурмовой (горной) дивизии генерал-майор Александр Вязников назначен моим заместителем по миротворческим силам.

Так что, считаю, уже сейчас миротворческие части и подразделения ВДВ готовы к выполнению поставленных задач по поддержанию или восстановлению мира и безопасности в составе российских воинских контингентов миротворческих сил. 

— Планируется ли задействовать российских десантников в случае эвакуации российских граждан из Сирии и для охраны пункта базирования кораблей ВМФ в Тартусе?

— Непосредственно по Сирии у нас нет никаких специальных задач, но, безусловно, мы учитываем в своей деятельности различные варианты возможного реагирования на чрезвычайные обстоятельства в этом регионе. В связи с военным конфликтом в Сирии мы не отрабатываем специальных задач.

При этом к подобного рода действиям десантники должны быть готовы по определению. В частности, можно вспомнить опыт выполнения задач по эвакуации российского посольства из Кабула в середине 90-х годов прошлого века.

Тогда буквально в считанные часы, приземлившись на самолетах, подразделения спецназа вывезли под огнем весь состав нашего посольства в Афганистане без жертв со стороны личного состава.

Опыт выполнения специальных миротворческих задач показал, что ВДВ способы наиболее быстро десантироваться в любом регионе страны или за рубежом с необходимым количеством личного состава и техники и успешно выполнить поставленные задачи.

Как показали последние события в Ираке, Сирии, других «горячих точках», если страна не будет обладать ресурсами к мгновенным ответам на военные угрозы и вызовы, она может оказаться в очень тяжелом положении. Необходимо заблаговременно готовить войска к оперативному реагированию на любые вызовы.