Одно из ведущих предприятий Роскосмоса — Научно-производственный центр автоматики и приборостроения (НПЦАП) имени академика Н.А.Пилюгина 30 марта отметил 50-летие со дня создания. В активе фирмы разработка систем управления для ракеты Р-7, космических носителей «Протон» и «Зенит», лунной ракеты Н-1, разгонных блоков ДМ и «Фрегат», стратегических ракет «Тополь», «Тополь-М» и «Ярс», а также многоразового космического корабля «Буран». Всего НПЦАП разработал более 70 систем управления для пяти поколений боевых ракетных комплексов стратегического назначения, а также космических ракет, разгонных блоков и аппаратов.

О перспективных разработках НПЦАП имени Н.А.Пилюгина «Интерфаксу-АВН» рассказал генеральный директор компании, доктор технических наук Ефим МЕЖИРИЦКИЙ. 

— Ефим Леонидович, какие задачи компания решает сегодня?

— Наш центр – это единственное в России предприятие, которое осуществляет комплексную разработку и изготовление всех компонентов систем управления для ракетно-космической техники – от проектирования всех компонентов до изготовления, испытаний и эксплуатационного обслуживания. Предприятие прошло богатую школу под руководством Николая Алексеевича Пилюгина. Основное направление, которое было заложено при создании фирмы и которое продолжается сегодня – это разработка и изготовление систем управления «под ключ».

Основатель фирмы, Николай Алексеевич Пилюгин, стоял у истоков создания в нашей стране ракетной техники вместе с Сергеем Павловичем Королевым. Он отвечал за создание систем управления первых ракет. Позже, когда потребовалось в короткие сроки создать более точные навигационные приборы, Николай Алексеевич создал на предприятии отдельное направление навигационных приборов. Это направление постоянно развивалось, оснащалось соответствующей технологической и проверочной аппаратурой. И сегодня наше предприятие выпускает практически всю систему управления собственной разработки и изготовления.

Система управления для ракеты Р-7, королёвской «семёрки», на базе которой создана ракета «Союз», разработана под руководством Николая Алексеевича Пилюгина. Первые приборы создавались на нашем опытном предприятии и после наземной отработки и летных испытаний передавались на серийные заводы, большинство которых находились на Украине, в Харькове.

Сегодня мы работаем с космическим центом имени Хруничева над системой управления для «Ангары». Нам также предложили поучаствовать в создании нового пилотируемого комплекса, который будет стартовать с космодрома Восточный. В ближайшее время мы дадим свои предложения в эскизный проект, и, думаю, войдем в кооперацию по созданию системы управления перспективного пилотируемого комплекса.

Одновременно ведутся работы по системам управления боевых ракет. По вполне понятным причинам, я не могу подробно обрисовать это направление наших работ, но оно вполне весомое.

За последние десять лет с участием наших систем управления было проведено 255 пусков. И при этом по нашей вине произошла только одна авария ракеты «Булава» на этапе летно-конструкторских испытаний. По всем меркам, это достойный процент надежности. 

— Что делается для модернизации научно-производственной базы предприятия?

— За последние 10-12 лет государство уделяло очень много внимания нашему направлению. Много средств было выделено на реконструкцию наших предприятий. Мы вкладывали большие средства и из собственной прибыли.

Для создания систем управления нового поколения требуются современная технологическая оснастка, новые измерительные приборы, моделирующие стенды, камеры, которые могли бы обеспечить весь комплекс наземных испытаний, со всеми температурными воздействиями, вибронагрузками.

Приобретены обрабатывающие центры, которые позволяют уменьшить время изготовления сложных деталей от полугода до нескольких недель. Создаваемые на современной электронной компонентной базе системы управления нового поколения значительно легче своих предшественников и намного эффективнее.

Продвигать системы управления – это для нас постоянная задача. Сегодня одним из главных направлений является снижение веса систем управления. Потому что любое снижение веса – это увеличение полезной нагрузки, которую нужно выводить. Чем больше масса полезной нагрузки, тем выше стоимость пусковых услуг, тем больше прибыль.

Мы занимаемся также кабельной сетью, проводами. Разработали новый провод, который, благодаря лучшим свойствам, позволил снизить массу и объем бортовой кабельной сети примерно на 40%. Совершенствуем контейнерную систему. Здесь мы очень много выиграли за последние 3-4 года.

Применяем современные материалы для изготовления деталей и узлов систем управления. Например, в последние годы ушли от использования бериллия в изготовлении гироскопов. Мелкие частицы этого тяжелого металла, образующиеся при его обработке, практически не выводятся из человеческого организма. Мы создали свой композиционный материал, который по химическому составу и физическим свойствам практически ничем не отличается от бериллия, а по некоторым параметрам даже превосходит металл. Получили патент на новый материал. За несколько лет отработали технологию. Были, разумеется, и проблемы, но они преодолены. Разработчики и наше предприятие «Звезда» были удостоены правительственной премии.

Провели всю наземную отработку, создали технологическую цепочку. И сегодня у экологов к нам нет претензий по поводу бериллия.

В свое время основатель нашей фирмы Николай Алексеевич Пилюгин так определил пути развития систем управления: «Дальнейшее развитие систем управления я вижу в расширении их функций, усложнении выполняемых задач, повышении точностных характеристик». Этот вектор движения сохраняется. 

— НПЦАП первым из предприятий ракетно-космической отрасли стал организовывать холдинг, связанный с системами управления. Каковы перспективы развития холдинга?

— Да, мы в этом вопросе были первопроходцами. В этом секторе работало много предприятий и институтов. Одни работали на отечественной электронной компонентной базе, другие – на импортной, третьи специализировались только на средствах навигации и т.д. В конечном итоге, сама жизнь подсказала путь реструктуризации. Еще с советских времен мы работали в тесной кооперации с нашими серийными предприятиями – Сосенским приборостроительным заводом, саратовским производственным объединением «Корпус» и заводом «Звезда». Плюс к этому наше опытное предприятие. Мы представили план такой интегрированной структуры. Управление — сугубо вертикальное. Управляющей компании нет. Все предприятия являются филиалами интегрированной структуры. Они не имеют своего юридического лица. Серийные заводы всегда работали по нашей документации и нашим технологиям.

В результате такая корпорация была создана. В октябре 2008 года в ее состав вошли четыре предприятия — НПЦАП, завод «Звезда» (поселок Солнечный, Тверская область), ПО «Корпус» (Саратов) и Сосенский приборостроительный завод (Калужская область). Мы постарались сделать так, чтобы задачи предприятий и тематика их работ не пересекались, чтобы не было ненужного дублирования. Допустим, все литейное производство у нас сосредоточено на саратовском «Корпусе». Все средства на развитие литейных технологий направляем туда.

Пластмассовое производство размещено в основном на Сосенском приборном заводе. Там же сконцентрировано литье под давлением.

Такой подход помогает сконцентрировать необходимые ресурсы, направить их на перевооружение. Для каждого предприятия разработана комплексная программа развития и технического перевооружения, определяется необходимое финансирование для создания, укрепления того или иного технологического направления.

Так мы сегодня и работаем. Объемы у нас резко увеличиваются в связи с теми задачами, которые стоят сегодня перед разработчиками ракетной техники.

Наша компания – государственная. На этом, собственно, я всегда настаивал. Хотя сегодня, вроде бы, общее направление – акционирование, приватизация. Но я считаю, что такие предприятия, как наше, должны оставаться в руках государства. Они должны работать во всю на государство. Они не имеют права сами себе определять задачу.

Обеспечить эффективность при конверсии основной деятельности сразу очень трудно. Мы, например, присутствуем на рынке медицинского неонатального оборудования, предназначенного для обеспечения жизнедеятельности новорожденных детей. Это направление мы поддерживаем. Имеем все необходимые лицензии. Есть дипломы, грамоты. Но все равно процесс идет нелегко. 

— Как вы относитесь к идее создания приборостроительного холдинга в отрасли?

— Мы не раз предлагали руководству Роскосмоса рассмотреть вопрос о создании в отрасли приборостроительной корпорации или интегрированной структуры по системам управления. Потому что сегодня внутри России заниматься конкуренцией по нашей тематике, наверное, бессмысленно. Эффективнее создавать специфическое оборудование силами нескольких предприятий, взяв от каждого из них лучшее. Только в этом случае можно создать такую продукцию, которая была бы конкурентоспособна на мировом рынке.

Надеемся, что такая корпорация будет создана. Ждем политического решения. Если этого не произойдет, то тоже ничего страшного. Сегодня, например, самарское «ЦСКБ-Прогресс», формируя большую ракетно-космическую корпорацию, включило в ее состав НПО автоматики из Екатеринбурга. Эта фирма специализируется на разработке систем управления для ракет «Союз». Наша компания, в силу тесного сотрудничества с космическим центром имени Хруничева, могла бы войти в состав создаваемой на его базе интегрированной структуры.

У нас с центром имени Хруничева хорошие деловые отношения. Мы активно работаем с ними по ракете «Ангара». Вместе помогали Южной Корее создать и запустить собственную космическую ракету KSLV. Этот проект, кстати, связан с отработкой «Ангары», поскольку и там, и там используется практически один и тот же универсальный ракетный модуль.

На авиакосмической выставке в Ле Бурже мы планируем продемонстрировать один из приборов сверхнадежной системы управления будущего носителя для пилотируемого комплекса на базе «Ангары». 

— НПЦАП первый в мире начал осваивать автономные системы навигации. Какие здесь достижения?

— Системы управления перспективных ракетно-космических комплексов решают все более широкий круг задач. Выполнять их нужно со значительно более высокой точностью. Обеспечить решение этой задачи можно за счет внедрения аппаратуры спутниковой навигации на базе систем ГЛОНАСС и GPS. Такой симбиоз позволяет достичь совершенно нового уровня точности доставки спутников на орбиты независимо от сложности схемы выведения. В НПЦАП создана уникальная технология интеграции инерциальной и спутниковой навигации в системах управления разгонных блоков. Она обеспечивает защиту контура наведения объекта управления от проникновения в него ложных значений траекторных данных, поступающих от элементов системы.

Мы сейчас хорошо продвинулись с автономными системами навигации. Это интегрированные инерциально-астро-спутниковые ГЛОНАСС/GPS-системы навигации и управления для космических средств выведения. Следующий этап развития интегрированных систем управления — создание нового поколения инерциально-астро-спутниковых систем с применением бесплатформенных инерциальных блоков вместо гиростабилизированных платформ. Потому что во многих случаях платформенные системы оказываются избыточно точными и, как следствие, неоправданно дорогими. А бесплатформенный инерциальный блок имеет малые габариты, массу и энергопотребление, да и сравнительно прост в изготовлении. В настоящее время НПЦАП ведет разработку бесплатформенной системы для кислородно-водородного разгонного блока КВТК.

Новый подход позволяет нам пускать космические носители с грубым, более дешевым прицеливанием, а в процессе полета корректировать отклонения.

На отработку этой системы мы потратили порядка 5-6 лет. Из них примерно два года ушло на разработку идеологии, само построение системы, на наземную отработку, алгоритмы и программы. Мы, образно говоря, за это время научили автономную систему навигации, со многими элементами, самоопределяться: что считать правильным, что неправильным, что брать в расчет, что нет. Это целая наука. Основная сложность – наше «ноу-хау» — это математика. Она архисложная. Сегодня система работает в замкнутом цикле и помогает основной системе навигации решать задачи выведения.

Выполнено уже 20 подряд успешных пусков с космодромов Байконур, Плесецк и Куру с использованием инерциально-спутниковой системы. Установленная, например, на разгонном блоке «Фрегат», она уже несколько раз помогала «довыводить» полезный груз на нужную орбиту, чтобы парировать «огрехи» ракеты-носителя.

К слову, ни у кого в мире на космических средствах выведения подобных систем нет.

Сегодня перед нами стоит задача развиваться не в сторону гиростабилизированных платформ, которыми мы традиционно занимались, а делать «рассыпные» системы, с более грубыми и более дешевыми чувствительными элементами.

Используя астро-спутниковые системы навигации, можно получить менее дорогие системы управления. Сегодня чувствительные элементы систем управления имеют микронные размеры. Они стоят дорого. Для их изготовления необходимо очень дорогое оборудование. Надо переходить на менее дорогие элементы, с более грубыми параметрами. Но за счет применения астро-спутниковой системы навигации можно будет выводить наши комплексы с той точностью, которая необходима сегодня. 

— Что делается для повышения надежности систем управления?

— На предприятии имеются моделирующие и комплексные стенды с реальной бортовой и наземной аппаратурой, что позволяет досконально проводить наземную отработку и свести до минимума риски. У нас снижения надежности из-за конструкторских, технологических или производственных вещей нет. Мы, кстати, никогда не перекладываем на партнеров вины в случае неудачи. Никогда не спешим кивать на кого-то как на виновника неудачи. В первую очередь, ищем причины проблемы у себя. Этому учил коллег еще основатель нашей фирмы – Николай Алексеевич Пилюгин. «Всегда начинайте с себя», — говорил он. Мы придерживаемся той позиции, что любой успех делится на всех, так же как и неудача.

Если можем – мы помогаем выяснить истинную причину ЧП, используя уникальные возможности нашей моделирующей базы. Самое главное правило – следующий пуск не проводить, если не идентифицирована предыдущая нештатная ситуация.

Кстати, возможности нашего моделирующего комплекса были подтверждены во время аварийного пуска трех спутников «ГЛОНАСС-М» с помощью «Протона» в декабре 2011 года. Уже через несколько часов после пуска, используя данные телеметрии, наши специалисты назвали истинную причину потери аппаратов – перегруз ракеты. Если помните, тогда в топливные баки разгонного блока ДМ залили примерно 1,5 тонны лишнего топлива. Заправочная станция на техническом комплексе была новая, форма топливного бака на «разгоннике» также была измененной. При этом должного контроля за заправкой, как позже выяснилось, не было.

Наше предприятие работает на российской электронной компонентной базе. В числе поставщиков – компании из разных регионов России, а также минский «Интеграл». Мы сами проектируем крупные интегральные схемы и выдаем техническое задание производителям микроэлектроники. 

— Как удается решать наболевшую кадровую проблему?

— Самое страшное произошло в 90-е годы, когда мы потеряли основную массу перспективных работников в возрасте от 30 до 40 лет. Они все ушли. Потом нам приходилось собирать одних – с таможенных складов, других – еще откуда-то. Ничего собрали. Сегодня на наших предприятиях работает 1700 пенсионеров и 1400 молодых специалистов в возрасте до 25 лет. Эти цифры каждый год будут меняться, так как мы очень много делаем для привлечения и закрепления молодежи. Очень плотно работаем с вузами.

Учредили стипендию имени Н.А.Пилюгина для наиболее успевающих студентов Московского индустриального университета – бывшего ВТУза при Заводе имени Лихачева.

Схема у нас простая. Три года наши студены учатся в вузе, а, начиная с 4-го курса, они днем заняты на производственной практике, а вечером учатся. То есть после 3-го курса мы фактически принимаем студентов на работу, они получают не только стипендию, но и зарплату. Плюс к этому те, кто хорошо себя показал на учебе и работе, получают стипендию имени Н.А.Пилюгина – от 6 до 8 тыс. рублей.

Два раза в год молодежь проходит аттестацию, по результатам которой определяется размер вознаграждения.

И эта работа уже дает результаты. Молодежи у нас все больше. Многие из молодых специалистов назначены на руководящие должности, стали начальниками цехов. Нашему главному технологу, например, 32 года.

В коллективе живы традиции, заложенные нашими предшественниками. Мы стараемся прививать их молодежи. У нас, считаю, один из лучших в отрасли музеев.