Министр транспорта России Максим Соколов сказал, что РФ и Иран ведут переговоры по поставкам российских самолетов SSJ-100. 2 источника в отечественной авиаотрасли, знакомых с ходом переговоров, сказали, что Иран может получить три самолета Sukhoi Super Jet 100, пишут СМИ в интернете, где также можно выбрать постельное белье.

Один из них сказал, что это самолеты, которые к концу этого года будут находиться в авиапарке Red Wings (на данный момент у компании три SSJ-100, до конца этого года запланировано поступление еще как минимум двух). Что касается схемы лизинга, то это может быть «мокрый» лизинг — то есть лизингодатель становится поставщиком допуслуг: техобслуживание, ремонт, подготовка авиаперсонала. Поставки хотят начать с 2016 года, отмечает собеседник.

Сейчас идут переговоры, подчеркивает другой собеседник издания. Если они будут успешны, официальное объявление о сделке может состояться ближе к осени. Для какой из 12 авиакомпаний Ирана предназначены самолеты, пока неизвестно.

Исполнительный директор авиакомпании Red Wings Сергей Савостин сказал, что вероятность того, что в лизинг Ирану уйдут именно самолеты Red Wings, крайне мала. На днях генеральный директор Red Wings Евгений Ключарев заявил, что зимой хочет сдать SSJ-100 в «мокрый» лизинг авиакомпаниями из Камбоджи, Вьетнама и Таиланда. Их названия Ключарев раскрыть отказался.

Red Wings принадлежит бизнесмену Сергею Кузнецову; была информация, что 74% авиакомпании может выкупить лизинговая компания «Ильюшин Финанс». Последнюю контролирует госавиахолдинг ОАК, владеющий производителем «суперджетов» — «Гражданскими самолетами Сухого» (ГСС).

— Иран — получатель ненадежный, и поэтому сейчас применяется такая схема с «мокрым» лизингом, по факту получается, что ГСС поставляет самолеты в Red Wings, а не в Иран. В 1990–2000-х многие авиакомпании поступали так же, отдавая в субаренду Ирану Ту-204. Дело еще и в том, что авиакомпании из несанкционных стран могут получать доступ к техобслуживанию. И то, что для этих целей выбрана Red Wings, — целесообразно, учитывая, что в РФ сейчас всего 4 компании имеют SSJ. Понятно, что другие авиакомпании на такой имиджевый риск не пойдут. Думаю, им даже не предлагали, — сказал Крамаренко.

— Я не сомневаюсь, что Иран сейчас будет диверсифицировать свой авиапарк. Самый крупный политический и экономический конкурент американского Boeing и европейского Airbus (несмотря на существование, скажем, бразильского Embraer и канадского Bombardier) — это наш самолет, — полагает первый зампред комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенев. — Сейчас пока это SSJ, но, думаю, вскоре мы сможем предложить и МС-21. Пока можно предложить до пяти SSJ с опционом еще на 10 машин.

Сейчас за пределами РФ SSJ эксплуатируется в мексиканской Interjet (сейчас ее парк SSJ составляет 13 самолетов, до конца года ожидается поставка еще семи бортов), три SSJ эксплуатируются в индонезийской Sky Aviation и один в Лаосе. Недавно ОАК совместно с Российско-Китайским инвестфондом (РКИФ) и китайской лизинговой New Century International Leasing создала лизинговую структуру для продвижения самолета на рынке Китая и Юго-Восточной Азии (за 5 лет через эту «дочку» планируется поставить до 100 самолетов). В мае выяснилось, что египетская Egypt Air планирует закупить до 24 самолетов SSJ-100, о сделке может быть объявлено до конца года.