Россия намерена возобновить неядерно-взрывные испытания на Центральном ядерном полигоне на архипелаге Новая Земля. Такие эксперименты не идут вразрез с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и позволяют оценить боеспособность ядерного оружия в рамках программы продления сроков его эксплуатации. Вероятно, еще и для осуществления этой задачи российское Министерство обороны намерено усилить военное присутствие на архипелаге в Северном Ледовитом океане.

Информация о планах военного развития Новой Земли и ядерного полигона на этом архипелаге стала дозированно просачиваться в СМИ с начала сентября 2012 года. Так, 4 сентября полковник Юрий Сыч, начальник 12-го Главного управления Министерства обороны России, отвечающего за ядерно-техническое обеспечение и безопасность, объявил, что полигон на Новой Земле поддерживается в готовности к проведению неядерно-взрывных экспериментов и полномасштабных ядерных испытаний.

В конце сентября войска Западного военного округа завершили учения межвидовой группировки войск и сил Северного флота России. В них принимали участие более семи тысяч военнослужащих, около 20 кораблей и подводных лодок, 30 летательных аппаратов и 150 единиц боевой техники. Различные эпизоды учения отрабатывались в Баренцевом и Карском морях, на полуостровах Средний и Рыбачий, а также у побережья Новой Земли.

28 сентября «Независимая газета» со ссылкой на госкорпорацию «Росатом» написала, что неядерно-взрывные эксперименты на Новой Земле будут возобновлены. Эту же информацию 4 октября, также со ссылкой на источник в «Росатоме», подтвердило агентство Jane’s. На этом фоне сообщение о намерении Министерства обороны России укрепить военное присутствие на архипелаге получило дополнительное логичное объяснение.

В настоящее время около 70 процентов ядерных боеприпасов, стоящих на вооружении России, являются устаревшими, произведенными еще во времена СССР. При этом сроки службы части такого оружия уже неоднократно продлевались и будут продлеваться впредь. В частности, «НПО машиностроения» намерено продлить гарантийный срок службы жидкостных баллистических ракет УР-100Н УТТХ до 35-36 лет (в настоящее время он составляет 33 года). Ракеты «Тополь-М» прослужат в составе ядерного щита России по меньше мере еще 20 лет.

Неядерно-взрывные испытания на Новой Земле будут возобновлены на полигоне в проливе Маточкин Шар, отделяющем северный новоземельский остров от южного. Этот пролив имеет глубину около 12 метров, ширину — 600 метров, якорные стоянки, а также высокие, нередко обрывистые берега. Такой полигон считается лучшим местом для проведения неядерных экспериментов.

Взрыв без последствий

Продление срока службы стратегических ракетных комплексов фактически проводится в два основных этапа. Возможности самих ракет, выступающих в роли носителей ядерного оружия, периодически проверяются посредством контрольных запусков. При этом боевая часть ракет заменяется массово-габаритным макетом. Такие контрольные стрельбы, в частности, производятся по полигону Кура на Камчатке. Второй этап — оценка ресурса боеголовок, причем она приобретает все большее значение в рамках действующих программ продления сроков службы стратегических ракет.

Для оценки остаточного ресурса боеголовок и их боеспособности Россия и проводит неядерно-взрывные эксперименты (они также называются докритическими или подкритическими ядерными испытаниями). Они не подпадают под действие Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), подписанного Россией в 1996 году, поскольку при подобных экспериментах не происходит заражения окружающей среды, радиоактивных выбросов или мощных сейсмических колебаний.

В настоящее время проводятся два основных варианта неядерно-взрывных испытаний — с использованием изотопов урана или плутония (235U и 239Pu), уже прошедших определенный срок хранения, или фрагментов ядерных зарядов. При подобных экспериментах производится подрыв химического взрывчатого вещества, взрывная волна от которого обжимает исследуемые материалы (в случае с фрагментами ядерных зарядов обжатие происходит не со всех сторон, чтобы избежать возникновения ядерной реакции).

В целом, подобные эксперименты позволяют исследователям получить представления о происходящих в ядерных зарядах физических процессах, определить остаточный срок хранения боеголовок и подтвердить их надежность. Кроме того, благодаря таким экспериментам становится возможным оценить влияние длительного хранения на конструкцию боеголовок и используемых в них материалов, а также возможность замены одних материалов другими.

Изучать же разрушающий потенциал ядерного заряда необходимости уже нет. В ходе проведения предыдущих ядерных взрывов в 1954-1990 годах в СССР ученые получили достаточно данных, чтобы предсказать последствия ядерного взрыва заданной мощности, произведенного на земле, под землей, в воздухе, на воде или под водой. На одном только полигоне на Новой Земле было произведено 130 ядерных взрывов (один наземный, три подводных, 85 воздушных, два надводных и 39 подземных), включая и испытание 58-мегатонной бомбы АН602.

При неядерно-взрывных испытаниях доля энерговыделения при взрыве непосредственно ядерного вещества не превышает 0,1 микрограмма в тротиловом эквиваленте или 0,0041 джоуля. Проводимые в России эксперименты имеют четыре степени защиты, которые, как считается, позволяют полностью исключить какие-либо негативные последствия, вроде просачивания радиоактивных материалов в почву или воду. При проведении докритических ядерных испытаний исследователи находятся не далее 30 метров от эпицентра.

При подготовке к испытанию макет ядерного устройства помещается в специальный контейнер, покрытый бентонитовой глиной. Этот контейнер опускается в заранее подготовленную штольню, которая затем бетонируется. При взрыве основную защитную функцию выполняет контейнер, однако, в случае его прорыва, бентонитовая глина стекленеет под воздействием тепла от химической взрывчатки, забивая возможные трещины в штольне и закупоривая части ядерного устройства в стеклянной массе.

Почему именно сейчас стали появляться сообщения о возобновлении Россией подкритических ядерных испытаний, не ясно. Любопытно, что о прекращении такого рода экспериментов Россия никогда и не объявляла. Более того, в сентябре 2010 года Владимир Верховцев, занимавший тогда должность начальника 12-го Главного управления Министерства обороны, заявил, что в стране проводятся неядерно-взрывные эксперименты.

«В условиях отсутствия полномасштабных ядерных испытаний обязательным инструментом контроля работоспособности, надежности и безопасности ядерных зарядов служат неядерно-взрывные эксперименты, которые не сопровождаются выделением ядерной энергии», — рассказал Верховцев, отметив, что такие испытания проводятся совместно Министерством обороны России и госкорпорацией «Росатом» на Центральном полигоне на Новой Земле.

Лазейка в законе

Подкритические ядерные испытания по сути являются своего рода лазейкой, позволяющей обойти положения ДВЗЯИ. Актуальность подобных экспериментов в последние годы значительно возросла не только в России, но и в США и других странах ядерного клуба, сформировавших основные свои запасы такого оружия в 1960-1970 годах. Подкритические испытания позволяют не только продлить срок службы или провести модернизацию имеющихся ядерных боезарядов, но и разработать новые. В последнем случае также активно используется компьютерное моделирование. (Впрочем, в пригодности подкритических испытаний для разработки нового оружия уверены не все эксперты.)

ДВЗЯИ

Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний к настоящему времени подписали 182 государства. Его не подписали Индия, Пакистан и Северная Корея, располагающие ядерным оружием. Договор ратифицировали 157 стран, однако США, Китай, Израиль, Иран и Египет от его ратификации отказались. Контролем за исполнением договора, пока не вступившего в силу, занимается международная система мониторинга, в состав которой входят 170 сейсмических станций, 60 инфразвуковых, 80 радионуклидных и 11 гидроакустических лабораторий, расположенных по всему миру. Такая система позволяет обнаруживать ядерные взрывы мощностью не менее 0,1 килотонны в тротиловом эквиваленте, причем для некоторых мест Земли этот порог составляет 0,01 килотонны.

В ноябре 2011 года британская группа Trident Commission, созданная американо-британской исследовательской организацией BASIC, обнародовала доклад, согласно которому расходы на развитие ядерных арсеналов России и США в ближайшие десять лет составят около 770 миллиардов долларов. Большую часть указанной суммы — 700 миллиардов долларов — на свое ядерное оружие потратят США. Речь идет о модернизации боеголовок W78, продлении сроков службы боеголовок W76, бомб B61, разработке нового бомбардировщика NGB, стратегической атомной подводной лодки SSBN(X) и новых ракет.

Россия же потратит свои 70 миллиардов долларов на развертывание новых мобильных комплексов РС-24 «Ярс», принятие на вооружение модернизированных ракет «Синева» (проект «Лайнер»), новых «Булава», подводных лодок проекта 955 «Борей», разработку перспективного авиационного комплекса дальней авиации (ПАК ДА), а также продление сроков службы уже имеющегося стратегического оружия.

Бюджетом на 2011-2013 годы, одобренным Госдумой России в конце 2010 года, предусматривается увеличение трат на ядерный комплекс почти на четыре миллиарда рублей. В 2010 году расходы на ядерно-оружейный комплекс России составили 18,8 миллиарда рублей, в 2011 году этот показатель увеличился до 26,9 миллиарда рублей, в 2012 году — до 27,5 миллиарда рублей, а в 2013-м этот показатель составит уже 30,3 миллиарда рублей.

Увеличение темпов проведения неядерно-взрывных экспериментов является еще и свидетельством того, что крупные мировые державы вступили в новую фазу гонки ядерных вооружений. Несмотря на юридически закрепленное договором СНВ-3 стремление сократить число ядерных боезарядов, США и Россия перешли на качественное совершенствование такого оружия. Этому способствовало, в частности, решение США развернуть систему противоракетной обороны в Европе.

В 2006 году, посетив Новую Землю, Сергей Иванов, занимавший тогда пост министра обороны России, заявил, что полигон на архипелаге поддерживается в постоянной готовности и ядерные испытания могут быть возобновлены на нем в любое время. При этом он отметил, что некоторые страны не ратифицировали ДВЗЯИ, а это означает, что Россия в интересах собственной безопасности в случае необходимости возобновит полномасштабные ядерные испытания.